October 26th, 2016

Когда в историки попадает практикующий некромант

Заглянул вчера по нужде в кое какой справке в касвиновскую книгу и заметил невероятный факт, на который, похоже, никто не обращает внимания.
Итак: Касвинов М.К. Двадцать три ступени вниз М.: Мысль, 1987 (второе издание).
Рассказ о судьбе тех, кто принимал решение о расстреле царской семьи.
С.421 "Защищая Петроград от Юденича погиб Н.Г. Толмачев".
Ну да, лежит на Марсовом поле, в сети и фото есть надгробия http://funeral-spb.ru/necropols/marsovo/tolmachyov/

С.18-19. Благодарности: "Особо сердечное слово признательности - очевидцам и участникам описываемых в книге событий.... По событиям гражданской войны на Урале и в Сибири - ....... Н.Г. Толмачев - секретарь Уральского совета в 1918 год. .... Всех названных лиц благодарю за предоставленные мне сведения и материалы".
Что сказать - этак неожиданно прочесть. Марк Константинович 1910 года рождения, вряд ли девятилетним мальцом общался с Толмачевым.
Никакого другого уральского коммуниста Н.Г. Толмачева не знаю и найти следы двойника в сети не удалось. Если такой существовал и дожил до 60-70-х годов, когда Касвинов собирал материалы для книги, совершенно не мог остаться в тени - выживших  большевиков уральской "ленинской гвардии" было немного, их знали наперечет, есть куча публикаций по самым незначительным лицам.
Объяснений может быть два.
1. Касвинову удалось убедить товарища Венцлава в необходимости побеседовать с кое-кем из бойцов полка Бессмертных красных героев (см. первую трилогию  "Око силы" Валентинова)
2. Товарищ Касвинов не удержался и таки сходил ночью с лопатой на Марсово поле. И был настолько любезен, что поблагодарил Толмачева в книге: вежливость - приятная черта для некроманта.
Можно конечно предположить вариант, что, вопреки официальной версии, Толмачев не застрелился под угрозой попадания в плен, а в этот плен все же попал - неузнанным, а вернувшись через пару-тройку лет мудро не стал "воскресать" и спокойно дожил под чужим именем, все же известным компетентным органам.