April 4th, 2020

Басинский "Лев в тени Льва"

В свое время книгу Павла Басинского о Льве Толстом разве что из утюгов не рекламировали, что напрочь отбивало желание с ней ознакомится. Но тут купил в "Букинисте" его книгу о Льве Львовиче Толстом, сыне писателя, и зачитался - множество неожиданного и любопытного понаписано.
Что особенно поразило - Толстой за границей был всего дважды, в молодости. Его жена вообще никогда, дети ездили редко и обычно по необходимости (лечение, деловые поездки). И дело не в нехватке денег - Толстые были очень богаты, видимо и потребности не ощущалось, хотя иностранные языки они учили с детства и знали их прекрасно.
У семейства было столько странностей, что противостояние Толстых и государства предстает в совершенно ином свете - не борьба двух сил, а изумление и испуг власти перед явными сумасшедшими. Классика жанра - два сына Толстого, помещики Самарской губернии, Сергей и Лев поехали смотреть в Оренбург на приезд наследника, будущего Николая II -  1891 год, Сергею 28 лет, Льву 22, уж не дети. Приезжают в Оренбург, сидят на скамейке на площади, видят неких благообразных людей, определенно охрану цесаревича. Один из этих людей (по воспоминаниям Льва) "вдруг обратился к брату Сергею и учтиво спросил его, зачем мы приехали в Оренбург.
- Бомбы бросать, - сердито бухнул Сережа, злобно глядя на него из-под очков.
Впечатление получилось необычайное, точно действительно разорвалась страшная бомба. На площади произошло движение, люди бросились бежать куда-то, и когда мы вернулись в гостиницу, у подъезда ее и по лестницам стояли полицейские, а номер наш был запечатан печатью. С нас потребовали подписку о немедленном выезде из города".
Дед цесаревича всего десять лет назад убит бомбой, сам Николай присутствовал при его смерти, - и такие шуточки были откровенно неуместны и глупы, но господ всего лишь попросили уехать с города.
Очень любопытный момент с финансами Толстых. Интереснейший вопрос: каков был размер состояния у Л.Н. Толстого? Встречал мнение что он имел какое то время  полмиллиона только деньгами, без учета стоимости имений и недвижимости (а Л.Н. Толстой очень успешно вкладывался в имения, на перепродажах зарабатывал наверно больше чем писательством). У Басинского встречаются цифры, вполне соответствующие такому мнению, - доля дочерям при прижизненном разделе состояния отца в 1891 году - 40 и 55 тысяч рублей.
Понятно что у современников было закономерное удивление, как при таком состоянии можно призывать к бедности и учить что имущество зло, так что Толстой переписал все на семью - мол сам лично он нищ и гол - над чем потешились в примечательном фильме 1912 года "Уход великого старца" https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D1%85%D0%BE%D0%B4_%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%86%D0%B0 - где крестьяне говорят "когда просят уступки - так не хозяин, а когда деньги дают - берет". Кстати Толстые, воевавшие против цензуры и запрета своих произведений, в случае с фильмом приложили все усилия чтобы он не пошел в прокат в России. Басинский замечает (с.404) что и для самого Л.Н. Толстого свобода слова не являлась базовой ценностью, а его сын Лев в письме к царю прямо призывал "суд должен карать печать моментально, должен карать всё, противное общественному благу, всё злое, которое никогда не может стать законным, никогда не должно быть терпимым". Интересно, что думал после письма Николай II, которому эти же Толстые постоянно жаловались на цензуру и запрещение их произведений (что Льва старшего, что Льва младшего). Наверно "свят, свят, да определитесь наконец - Вы за цензуру или нет?".
Отношение Льва Львовича к Николаю II вообще потрясающе драматично. В 1891 году он дважды пытался встретиться с наследником - в Оренбурге и по дороге туда. После 1905 года Л. Л. Толстой писал царю письма годами, напрашиваясь в тайные советники, предлагая свои услуги в перестройке страны и православной церкви. Царь Льва-младшего принял один раз, впечатлился и никогда больше с ним не встречался. Лев же наоборот после встречи продолжил царя домогаться, в одном из писем даже обещал бросить семью (sic!), а в 1916м писал Николаю II "Едва удерживаю себя, чтобы не поехать к Вам в Ставку, чтобы как-нибудь добраться до Вас, стать перед Вами на колена и молить Вас оставить меня при Вашем Величестве, в качестве хоть Вашего низшего слуги" (с.411). Можно предполагать что после этого письма Николай II принял срочные меры к укреплению Ставки и отозвал с фронта роту пулеметчиков, дав строгий приказ отстреливаться до последнего, если к Ставке станет пробиваться Лев Львович Толстой с нехорошими намерениями. И смех и грех.
Надо потихоньку достать и прочитать остальные книги Басинского, они того стоят.