August 14th, 2020

Орки

Ужасные кадры из Белоруссии (к примеру https://lenta.ru/articles/2020/08/14/cruelty/ ) и еще страшней радостные комментарии разных личностей к новостям об избиениях, пытках, задержаниях - так мол и надо протестующим, мало их бьют, больше крови!

У Толкина ненависть орков к свободным людям объясняется довольно просто. Орк не имеет выбора. Он вовсе не желает служить своим командирам или Саурону как верховной власти. Хотя оркам нравится творить зло, им совершенно не нравится творить его по приказу и с риском для собственной жизни. Подчинение приказам достигается исключительно угрозами и насилием. Мнение орка никогда не спрашивают. Хочет ли он жить в пепельных пустошах Горгорота, умирать в полях Рохана, какую плитку хотел бы видеть на площадях в Минас-Моргуле, что он бы хотел покушать на ужин, желает ли покормить пауков в Кирит Унголе - никого не интересует. Орк раб и остается рабом даже при назначении командиром. Власть над ним остается безграничной всегда и во всем. У орка власть Ока может отнять жизнь и имущество в любой миг. У орка нет никакой защиты от более сильных, что искупается возможностью самому стать минивластью над теми, кто слабее - но только с согласия и поощрения верховного начальства и при усердии в достижении прежде всего целей Ока. Ради спасения своей жизни, своих привилегий орк готов убивать и мучить любого, губить своих подчиненных, выполнять самые жуткие приказы. И все его старания вовсе не гарантируют награду за труды, потому как наверху к орку изначально относятся как к расходному материалу и никакие заслуги не возвысят орка до статуса уважаемой и ценимой властью Ока личности.

Любой орк знает, что он грязь в ногах власти. При этом его душа настолько поражена страхом перед властью, что он боится помыслить о свободе от нее. Ему остается только ненависть - лютая ненависть к тем, кто находит силы и смелость власти Ока сопротивляться, кто способен отказывать ей в ее праве поработить всех и вся. Существование  таких людей изводит орков постоянным напоминанием их собственной низости, их вечного рабства и пресмыкания.
Оркам нравятся чужие кровь и страдания - они будут в восторге от страданий таких же орков, чем то провинившихся перед Оком, поучаствуют в их травле, одобренной сверху, даже сожрут кусок мясца виновного, если дозволят. Но гораздо слаще им страдание и гибель людей, осмелившихся бросить вызов власти Ока. Такое приводит орков в иступленный восторг - ибо доказывает, что их собственная низость и рабство оправданы и выгодны.

С орками не поспоришь. В споре они неуязвимы. Пусть и сами в глубине души чувствуют свои низость и рабство, но никогда этого не признают, так как признание это уже будет робким вызовом поработившей их власти. Да и Саурон действительно мудрей, опытней и искусней любого другого правителя, не говоря уж о том, что несменяемость его власти спасает Мордор от политических потрясений. Несомненно, что при нем технический прогресс достиг невероятных для иных стран высот, так что когда Гондор вернул себе захваченные ранее Мордором земли, то на них случится технологический откат на пару укладов и вместо развитой индустрии и сильной горнодобывающей промышленности люди вернулись к ремесленичеству, скотоводству и земледелию. Явный регресс.
"Хотите ли Вы этого у себя?" могут спросит орки, возможно даже искренне не понимая, как можно отказаться от казарм на берегу вонючей реки возде крупного завода ради какой то другой жизни. А будет ли кто то оспаривать невероятную военную мощь Мордора? При том Саурон еще умеет подбирать сильных союзников и поддерживать их геополитические интересы. Балрог в Мории и Шелоб - это друзья явно покруче каких то коневодов или полуросликов. И даже если эти друзья регулярно мучают и убивают орков же - как оркам не радоваться самому факту существования могучего союза против жалких людишек, по глупости бросающих вызов власти Ока?

Но стоит ли нам быть солидарными со злом и с пролезшими в интернет орками, радоваться обману, узурпации, крови и чужим страданиям?
Возможно, Мордор действительно всесилен и всевластен. Но  вдруг есть что то еще за гранью нашего мира, над чем зло невластно и чей свет приносит в наш мир милосердие и доброту.