catofoldmemory (catofoldmemory) wrote,
catofoldmemory
catofoldmemory

Category:

Попаданец из будущего подавляет революцию 1905 года

Читаю весьма интересные мемуары генерала А.С. Лукомского о России начала XX века  (http://www.ozon.ru/context/detail/id/7628739/) и внезапно натыкаюсь на историю, героем которой явно является человек из будущего – попаданец!
«Восстание в Харькове было подавлено благодаря энергии, проявленной авантюристом и самозванцем N (фамилию его, к сожалению не помню), прапорщиком, призванным из запаса».
Далее рассказ Лукомского с некоторым сокращением. Сам он был в то время в Киеве при штабе войск, так что события в Харькове напрямую его касались, и узнал он историю прямо от очевидцев.

Осенью 1905 года в Харькове вспыхнул бунт. Начальник гарнизона генерал-лейтенант Синицкий упустил время, пытаясь решить дело переговорами, так что город оказался в руках революционеров, заводы и фабрики бастовали, рабочие присоединились к политической молодежи, а войска разложились и стали совершенно ненадежными. В городе начались погромы и грабежи. К концу второго дня бунта генералом Синицким была получена телеграмма от командующего войсками Сухомлинова, что он требует немедленного подавления беспорядков и сам будет в Харькове на следующий день. Синицкий собрал на совещание старших начальников и пригласил губернатора. Во время совещания Синицкому докладывают, что приехал адъютант генерала Сухомлинова, штаб-ротмистр N, и просит его немедленно принять, что и было исполнено. N доложил, что прислан Сухомлиновым с приказанием подробно узнать всю обстановку, если возможно, помочь Синицкому и затем выехать на паровозе навстречу генералу Сухомлинову и доложить ему всё, что он узнает и увидит, дабы командующий войсками к моменту приезда в Харьков был в курсе всех дел. N приглашают на совещание и посвещают в трудности положения.
N после этого предлагает Синицкому свой план действий, выказав довольно хорошее знание Харькова (ясно, что он бывал в нем неоднократно) – собрать немногие верные части и первым делом разогнать или заставить сдаться революционный штаб, засевший на какой-то фабрике. План Синицкому нравится, N внушает полное доверие и становится помощником генерала в готовящейся экспедиции.
При подходе отряда к фабрике оттуда начинают стрелять. N предлагает себя в качестве парламентера и, рискуя жизнью, уходит к восставшим. Так и осталось точно не выясненным, что N говорил бунтовщикам (на последующем дознании, произведенном через два дня, некоторые студенты и рабочие показали, что N доказал им всю глупость и нелепость сопротивления), но факт тот, что через полчаса N вернулся и доложил Синицкому, что засевшие согласны, оставив оружие в занимаемом ими здании, выйти при условии, чтобы их тут же опустили по домам. Если это условие будет выполнено, то сейчас же революционный штаб отдаст распоряжение прекратить забастовку, и что к завтрашнему утру в Харькове будет восстановлен полный порядок. Синицкий сначала хотел протестовать и арестовать революционный штаб, но N настоял, как адъютант командующего войсками, снабженный особыми полномочиями, на принятии условий, выработанных им с революционерами.
К утру, действительно, в Харькове установился полный порядок, а N, получив паровоз, выехал навстречу Сухомлинову. Когда же на следующий день командующий войсками прибыл в Харьков, оказалось, что никого Сухомлинов в город вперед не посылал и адьютанта N не имеет. Розыски штаб-ротмистра N никакого результата не дали. Выяснилось, что он поехал на паровозе до какого-то небольшого города и затем куда-то исчез. В связи с появлением N в Харькове строились различные предположения, высказывалась даже мысль, что он сам какой-то крупный революционный деятель, которому благодаря своему революционному положению удавлось так легко ликвидировать харьковское восстание, которое почему-либо руководители революционного движения не сочли выгодным продолжить.
Конец истории вообще потрясает: «Много позже, при аресте на Кавказе (кажется, в Елизаветполе или Кутаисе) какого-то самозванца, пытавшегося арестовать губернатора за «бездействие власти», выяснилось, что это тот же N, действовавший в Харькове и побывавший уже в разных местах России и всюду стремившийся водворить порядок и подбодрить начальство, терявшее голову. О судьбе этого N я ничего не знаю».
Вот это да! Один человек против революции!!! Успешно ударом по штабу гасит восстание в крупнейшем промышленном центре Украины и потом отправляется наводить порядок по всей стране. Заметим, что его действия в Харькове совершенно невероятны.
1.                         N должен был знать о телеграмме Сухомлинова и о совещании у начальника гарнизона. То есть, как минимум, иметь агента при штабе, верно и быстро доносящим до него свежую информацию, в том числе текст телеграммы и точный момент для удачного появления перед военными на совещании. Раньше придет – есть шанс разоблачения, коли у Синицкого будет больше времени на разговор с «адьютантом». Позже придет – совещание кончится, все разойдутся, а без согласия старших начальников Синицкий может не рискнуть начать опасную экспедицию.
2.                         N должен был знать расстановку сил и руководство восстанием. То есть иметь своего человека и при штабе революционеров! С такой же возможностью оперативно докладывать информацию и выдавать само местоположение штаба.
3.                         N имеет совершенно удивительные подготовку и знания, которые  позволяют ему быть принятым за «своего» как в кругу полковников да генералов (способных отличить настоящего офицера от человека, всего лишь надевшего штабной костюм – куча мелочей, начиная с субординации и процедурных мелочей при прибытии и т.д. – а тут вот не смогли), так и в кругу революционеров. Которых он смог убедить – что требует весьма хороших навыков аргументации и умения говорить на языке «политических» – их терминами, понятиями, значимыми именно для них вещами. Этот язык, пардон, с налёту не схватишь.
4.                         N хорошо знает Харьков и ситуацию в нем. Но его самого никто в городе не знает и не узнаёт, хотя видят его десятки офицеров и сотни людей. И уж отъезд его тайной не является и явно сопровождается благодарной и любопытствующей публикой. Но – по прежнему никакого узнавания.
5.                         Главная странность – мундир N. По тем временам парадный мундир стоит бешенных денег, да еще штабного офицера, не простого строевого. У того же Лукомского постоянные упоминания о бедности офицеров и проблемах с обмундированием, которое не по карману. У N же явно есть достойный мундир и подобающая «сбруя» офицера, иначе его визит к Синицкому был бы недолог. Бунт идет всего лишь второй день, так быстро мундир не сшить никак. Мундир доказывает: N свое появление готовил задолго до восстания, предвидя также растерянность и пассивность начальника гарнизона, что потребует вмешательства. И даже приезд Сухомлинова предсказывает, сшив нужный мундир именно адьютанта! А не свитского офицера, казачьего ротмистра или еще какого заезжего важного визитера с полномочиями. Или имеет несколько мундиров в ожидании удобного момента для вмешательства, что уж совсем запредельно. Хотя кем то же он притворяется в других регионах России и явно с кучей переодеваний, мундир офицера с Киева в других краях был бесполезен.

Все объяснимо, если N готовится заранее – либо видит будущее в мельчайших деталях либо имеет доступ к архивам в будущем! Первый вариант отметаем. Если N предвидит события задолго до, что мешало ему вовсе не допустить бунта, сдав жандармам революционеров и постепенно, в течении месяцев, влиять на будущее без авантюр с переодеванием и риска для своей персоны? Личное участие с самозванчеством свидетельствует, что N крайне ограничен во времени пребывания в Харькове (он проводит в нем действительно считанные часы), так что скорей всего это именно гость из будущего.
А в будущем архивы 1905 года позволяют собрать полную картину происшедшего. Из рапорта военных N узнает о телеграмме и совещании, из жандармских расследований – о восставших, их штабе и действиях. Чертит графики, сопоставляет время, расчитывает ключевые точки событий. Заказывает исторически точный мундир. Долго готовится – знание старых армейских порядков и, несомненно, политической агитации того времени быстро не даются. Зато потом машина времени или дыра в континууме Вселенной – и вот уже Харьков 1905 года, недоуменный взгляд дежурного офицера перед незнакомым штабным и «Доложите генералу Синицкому, что прибыл адъютант от командующего войсками». А потом быстрый, заранее подготовленный отход и новые архивые папки.
Интересно, что пошло не так на Кавказе? Ошибка в архивах, исказившая реальные события так, что вся подготовка оказалась напрасной? Излишняя подозрительность властей? Или ствол нагана в спину и злобный шёпот в ухо: «Патруль времени Наркомата госбезопасности СССР! Ну контра, хана тебе!».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments