catofoldmemory (catofoldmemory) wrote,
catofoldmemory
catofoldmemory

Category:

О пушкинистике

Любитель пушкинистики, благо она издана в таких количествах, что бесплатно попадается тоннами. И вот что характерно - стабильная унылость большинства из сих поделок.
Казалось бы, как можно вообще сделать труды о биографии Пушкина скучными? Чудесная эпоха! Прекрасный победный и в то же время страшный мистический Петербург! Совершенно невероятный герой и гений в одном лице! Почему при этом значительная часть литературы о Пушкине является унылым говном - абсолютно непонятно.
Надо просто таки законодательно обязать писать книги о Пушкине интересно. Жанр - на выбор автора. Бери любой  - не прогадаешь:

1. Мистика. Всякие легенды, мол "Петербургу быть пусту", наводнения, проклятия, Медный всадник и прочая. Сам Пушкин, видимо, любил поговорить о нечисти питерских окраин, где дьявол почетный гость. Некоторые его рассказы были записаны не им, что делает занятным рассуждение о том, фантазировал ли Пушкин или говорил шутя о вещах, вполне реальных и знакомых ему. Поэт и ходил в шляпе прямо таки в стиле Ван Хелсинга, носил перстень, разумеется, мистический и старинный. Готовый и весьма эффектный главный герой - борец с вампирами. Пара больших романов для затравки  - "Пушкин и кровавое проклятие Лопухиной", "Пушкин и вампиры Михайловского замка" (где еще могут жить вампиры в Питере как не в единственном на местности готическом замке?), далее по интересу публики.


2. Детектив. Как то малоизвестно, что в период учебы Пушкина в Лицее там служил два года серийный убийца https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2,_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD_(%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%B9%D1%86%D0%B0)
собственно некоторое время бывший служкой у самого поэта (если Пушкин не сгущает краски).
Такое обстоятельство могло заинтересовать Пушкина как осознание эффективности человеческих масок и коварной близости смерти. Сама идея "Ревизора" (именно Пушкиным подсказанная Гоголю) может трактоваться и менее комично - как легко скрыть перед всем доверчивым миром истинную сущность, порой весьма зловещую. Байрон и романтизм диктовали внешную эффектность бунта и протеста, зло внутреннее и не выражаемое откровенно литераторов того времени не привлекало - у злодея непременно должен был быть мрачный вид и горящие красным глаза, печатка с черепом и демонический смех. Но Пушкин на то и гений, чтобы быть всегда впереди своего времени и видеть зло скрытое. Что потенциально делало его прекрасным сыщиком. Третье отделение постоянно "приглашало" Пушкина к сотрудничеству, литературоведы шипят "ах, поэт не мог писать политические доносы", но вот как насчет участия в расследовании ужасных криминальных происшествий? Пушкин был невероятно смелый и рискованный человек, "есть упоение в бою и бездны мрачной на краю" писал явно про себя, азарт охоты на опасную двуногую дичь, пара верных пистолетов, дубинка - и трепещи, преступный мир Петербурга! На роль спутника и помощника в расследованиях идеально подходит В.И. Даль, врач и друг Пушкина со времен поездки в пугачевские места Оренбуржья, не только составитель знаменитого словаря, но и ветеран неудачного для русской армии Хивинского похода. Человек служивый и решительный, да еще отличный писатель, куда там доктору Ватсону.  Детективный сериал из небольших повестей в стиле "нуар" книжек этак на сорок - "Пушкин против скопцов - изуверов", "Пушкин и тайна старой таможни" и т.д.

3. Политический триллер. Тут вообще греби сюжеты лопатой. Одни отношения и знакомства Пушкина с декабристами чего стоят. В собственно заговор Пушкина не привлекали - не доверяя. Деяния планировались серьезные и кровавые, поэт при таких делах без надобности. Высказывали мнение, что донесет властям, это говорит о трезвости декабристов, романтики у них было мало, как и милосердия, военный опыт к гуманизму не склонял. Пушкин хорошо знал Пестеля - очень опасного и скрытного человека, вряд ли у него были иллюзии о декабристах, что думаю сильно облегчило налаживание диалога с Николаем I. Так что несколько лет Пушкин общался с людьми, про которых догадывался что они ведут двойную жизнь, а после востания окончательно в этом убедился. Надобно еще помнить, что результаты следствия о заговоре не были обнародованы до 1920-х годов и современники не имели никаких официальных материалов кроме Высочайшего манифеста, где мало что понятно. Судачили о страшных вещах, что было правдой а что нет - не установить. Пережишие ссылку, разумеется, многое о своих планах и действиях не писали, соответствуя имиджу романтических героев и благороднейших людей. Кто именно участвовал в заговоре и кто руководил им - до сих пор полностью не ясно. Одно очевидно: многие заговорщики остались на свободе и при службе, что намекало на возможное продолжение марлезонского балета с участием гвардии.  Свои заговоры плели многочисленные сектанты, к которым благоволил покойный (а может и нет) Александр I. В простом народе живы были люди, помнившие Пугача и почитавшие его память и кровавые деяния против бар, а людей бывалых, с опытом и без страха крови, после наполеоновских войн по деревням хватало. Загорится - не потушишь. А по городам (порой и по именьям) некоторые люди пообразованней тайно, но сильно уважали якобинцев и их прогрессивные методы решения общественных проблем и противоречий. А еще польский вопрос и  императорский брат Константин со своими играми, греческие патриоты, интриги зарубежных дворов и т.д. Есть где развернуться светскому льву и завсегдатаю балов, тайному дипломатическому агенту Пушкину.

4. Сентиментальный роман. Уж тут то писакам просто грешно не подсуетится. Что проще - берешь "донжуанский список" Пушкина и клепаешь по роману на имя. Сюжет стандартен: валишь в кучу поцелуи, постельные сцены в экзотических местах, балы, ревнивых мужей, соперников, разумеется венценосных и мстительных, дуэли, яды и кучу ревности от героинь романов предидущих и будущих. Стоны, визги и выстрелы, храп коней, скрип царскосельских диванов и родовых карет, звон шпаг и хруст французских булок. Верный слуга калмык (чтобы носил любовные записки и выручал в самые опасные  моменты), и, естественно, единственная чистая и возвышенная любовь поэта, неприменно к особе совершенно недоступной по положению. Читательницам должно нравиться, тиражи будут круче акунинских, куда там скромному и застенчивому Фандорину до Пушкина.

Почему все это не реализовано голодающими писателями России - тайна за семью печатями. Возможно, есть тайное общество антипушкинистов, которое выжигает любой интерес к пушкинской теме вместе с потенциальными авторами бестселлеров. Или сам Пушкин, умирая, предвидел кое-что и заранее проклял произведения о себе, мол, лучше чем он сам о нём другие все равно не напишут, только мути дольют. Пусть тогда вообще не пишут, мол "последнее желание" и все такое. На небесах наверно услышали.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments