catofoldmemory (catofoldmemory) wrote,
catofoldmemory
catofoldmemory

Categories:

Ермаков продолжает расстрел царской семьи: покушение 1948 года на великую княжну Анастасию

Из лиц, считавшихся участниками расстрела Романовых в Екатеринбурге, выделяется П.З. Ермаков – это, похоже, единственный, кто публично гордился участием в расправе и активно выступал с живописанием своих подвигов в подвале дома Ипатьева перед разнообразной публикой. Врал безбожно, благо прочие участники помалкивали или рано погибли: и царя то он лично застрелил и тела сам уничтожал и т.д. Надо сказать, им шибко брезговали даже партийные чиновники, на что Ермаков постоянно обижался.
Но последний подвиг этого героя - коммуниста как-то не очень известен. Прочитал о нем в прекрасной книге Сергея Погодина «История, тайны и легенды «Дома чекиста» (Екатеринбург, 2016) – С.269-275.
Ермаков, будучи по алкоголизму давно на пенсии, после войны обитал в «Доме старых большевиков», по соседству с которым как раз и стоял «Дом чекиста», где жила вся властная элита Свердловска. Давним фигурантом его белой горячки была великая княжна Анастасия Романова. Когда в 1920-х годах в Европе объявилась Анна Андерсон, «воскресшая Анастасия», высокопоставленных товарищей очень заинтересовал этот факт, и у них возникли к участникам расстрела царской семьи кое-какие вопросы, мол «не врали ли вы нам, дорогие герои революции?». Для Ермакова это не прошло бесследно, и Анастасия стала навещать его с завидной регулярностью при каждом запое.
Днем 17 июля 1948 года Ермаков, который вечером должен был в очередной раз рассказывать о расстреле царской семьи перед работниками Уралмаша, будучи пьяным, чистил наградной пистолет у окна своей квартиры. И внезапно увидел перед «Домом чекиста» великую княжну Анастасию, за которую он принял молодую жену генерала МГБ Суханова, вернувшуюся после покупок. Она ждала шофёра отнести купленное домой, но первым к ней подошел Ермаков, который громко закричал «Так ты жива, б…ское романовское отродье! В этот раз ты от меня не уйдешь!» и стал стрелять. К счастью, он ни разу не попал по убегавшей женщине, но одна из пуль рикошетом от ручки двери подъезда угодила подоспевшему на помощь Сухановой шофёру в бедренную артерию, и его едва спасли. Ермакова скрутила охрана дома, и он три месяца провел в больнице, лечась от алкоголизма. Никаких последствий для него стрельба не повлекла.
Добавлю от себя – видимо после этого эпизода Ермаков «подарил» под нажимом органов Музею революции свое оружие – Маузер (с которого он якобы убил царя, хотя с этого оружия никаких пуль не найдено на телах и в доме) и браунинг – их теперь можно видеть на романовской выставке в краеведческом музее.
Сергей Погодин в книге приводит еще интересную подробность: Ермаков, по свидетельству близких, перед своей смертью в 1952 году стал утверждать, что в 1918 году в доме Ипатьевых они никого не убивали.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments