?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Ермаков продолжает расстрел царской семьи: покушение 1948 года на великую княжну Анастасию
catofoldmemory
Из лиц, считавшихся участниками расстрела Романовых в Екатеринбурге, выделяется П.З. Ермаков – это, похоже, единственный, кто публично гордился участием в расправе и активно выступал с живописанием своих подвигов в подвале дома Ипатьева перед разнообразной публикой. Врал безбожно, благо прочие участники помалкивали или рано погибли: и царя то он лично застрелил и тела сам уничтожал и т.д. Надо сказать, им шибко брезговали даже партийные чиновники, на что Ермаков постоянно обижался.
Но последний подвиг этого героя - коммуниста как-то не очень известен. Прочитал о нем в прекрасной книге Сергея Погодина «История, тайны и легенды «Дома чекиста» (Екатеринбург, 2016) – С.269-275.
Ермаков, будучи по алкоголизму давно на пенсии, после войны обитал в «Доме старых большевиков», по соседству с которым как раз и стоял «Дом чекиста», где жила вся властная элита Свердловска. Давним фигурантом его белой горячки была великая княжна Анастасия Романова. Когда в 1920-х годах в Европе объявилась Анна Андерсон, «воскресшая Анастасия», высокопоставленных товарищей очень заинтересовал этот факт, и у них возникли к участникам расстрела царской семьи кое-какие вопросы, мол «не врали ли вы нам, дорогие герои революции?». Для Ермакова это не прошло бесследно, и Анастасия стала навещать его с завидной регулярностью при каждом запое.
Днем 17 июля 1948 года Ермаков, который вечером должен был в очередной раз рассказывать о расстреле царской семьи перед работниками Уралмаша, будучи пьяным, чистил наградной пистолет у окна своей квартиры. И внезапно увидел перед «Домом чекиста» великую княжну Анастасию, за которую он принял молодую жену генерала МГБ Суханова, вернувшуюся после покупок. Она ждала шофёра отнести купленное домой, но первым к ней подошел Ермаков, который громко закричал «Так ты жива, б…ское романовское отродье! В этот раз ты от меня не уйдешь!» и стал стрелять. К счастью, он ни разу не попал по убегавшей женщине, но одна из пуль рикошетом от ручки двери подъезда угодила подоспевшему на помощь Сухановой шофёру в бедренную артерию, и его едва спасли. Ермакова скрутила охрана дома, и он три месяца провел в больнице, лечась от алкоголизма. Никаких последствий для него стрельба не повлекла.
Добавлю от себя – видимо после этого эпизода Ермаков «подарил» под нажимом органов Музею революции свое оружие – Маузер (с которого он якобы убил царя, хотя с этого оружия никаких пуль не найдено на телах и в доме) и браунинг – их теперь можно видеть на романовской выставке в краеведческом музее.
Сергей Погодин в книге приводит еще интересную подробность: Ермаков, по свидетельству близких, перед своей смертью в 1952 году стал утверждать, что в 1918 году в доме Ипатьевых они никого не убивали.


  • 1
У Ю.М. Курочкина никаких подземелий нет.
Но рассказ, который он передает со слов Никифоровой, действительно странный: она около 25 июля, когда красные ушли, а белых еще не было, решила зачем-то зайти в дом, где помещался Обком, и там обнаружила брошенные два сундука, ей известные. Она сундуки взяла и спрятала в поленнице дров рядом с домом; видимо, 26-го вошли белые, еще через 3 дня ее арестовали и она сидела в тюрьме до декабря; со слов сестры, она узнала о судьбе сундуков: с наступлением морозов явились солдаты и забрали дрова видно для какого-то начальства; сундуки, естественно, обнаружили, открыли, но не взяли; ее сестру спрашивали, чьи сундуки, но та притворилась, что ничего не знает; солдаты ушли, сестра Никифоровой пошла посмотреть, что с сундуками, а их уже не было.
Потом Курочкин раздувает из мухи слона, утверждая, что якобы один или оба сундука потом все-таки был найден Воробьевым, отобран у него ГПУ и пропал, но это чорт знает что.
А Пересветов (на с. 309) ограничился одним абзацем: сундук попал к чехословакам ген. Гайды.

Наконец, погуглил и обнаружил статью Голубцов В.С. К истории поисков партийных и советских архивов 1917-1918 гг. на Урале. // Археографический ежегодник за 1988 год. М., 1989. с. 58-73.
Голубцов прояснил библиотеку: Воробьев ее привез «незадолго до прихода белых, как будто сразу после расстрела царской семьи» и книги все уцелели; его выводы: неправильно отождествлять сундук с архивом ЦК и бумагами Ленина из Смольного с сундуками Никифоровой; нет оснований думать, что архив ЦК и бумаги Ленина попали в штаб ген. Гайды; надо продолжать искать.
Одним словом, полнейший балаган с архивом: оказывается, что некоторые бумаги Свердлова за 1917-й нашлись и их опубликовали в 1927, но как это вяжется с тем, что пропал доревол. архив Свердлова,— неизвестно.
Зато у Голубцова на с. 59-60, правда со ссылкой на докхудлит (Матвеева и Резника) излагается история с золотым поездом: примерно 10 июня вышли два состава, один пошел на Пермь по кунгурской ветке (там были банковские ценности, доехал без приключений), другой пошел по горнозаводской, и в нем эвакуировались (!) некоторые семьи, в т.ч. семья Юровского, но доехал только до Невьянска, там был остановлен «мятежниками», думавшими, что этот поезд везет золото, и когда они ничего не нашли, отцепили вагон с эвакуированными и те сидели неделю, пока красные не взяли Невьянск.
Следующий поезд с архивными документами пошел 18.07 (так!), на нем уехали Сыромолотов и др., по горнозаводской ветке благополучно добрались до Перми. Отсюда видится, что в это время по кунгурской ветке ехать они особо не хотели :)

Подводя итоги:
— то, что Соколов не смог обнаружить трупы и решил, что их расчленили и сожгли, не согласуется с теми действиями, которые предпринимали убийцы: думаю, что Вы согласитесь со мной в том, что они не ставили изначально себе задачей именно сжечь трупы (иначе, как Вы правильно заметили, лучше было использовать печь, а не костер) и надеялись облегчить себе жизнь тем, что не хотели копать яму где-то в лесу, а просто сбросить трупы в шахту и засыпать ее при помощи взрыва.
— соответственно, моя мысль о том, что с них могла спросить Москва, ошибочна; если бы они об этом подумали, то проще всего было бы сделать фотографии (но т.к. убийство было ночью, то либо им надо было фотографировать прямо у дома Ипатьева, чему возможно остались бы свидетели из числа пойманных следствием охранников и что, даже с учетом лета, было наверное не совсем удобно сделать, т.к. при недостаточном освещении снимки бы не вышли, либо тащить с собой фотокамеру к шахте).
— Ваша мысль о том, что они могли попытаться вывезти трупы в Пермь или дальше не слишком логична: им тогда надо было где-то взять запаиваемый гроб или импровизированную его замену, а потом надеяться, что от покойников не будет слишком вонять из-за летнего времени (в принципе, от Екатеринбурга до Перми не очень далеко, т.е. в теории они могли бы и так сделать, если бы от них это потребовали).

Статья Голубцова потрясающая, благодарю! Можно предположить, что же искали большевики столько десятилетий, коли их архивы никуда не терялись. Не были найдены часть царских вещей, запрятанных их сторонниками, в частности шпага цесаревича. Их чекисты искали долго, многое отыскали. Наверно под видом благородного поиска архивов искали романовские ценности и прочие укрытые в революцию частные клады (а они были, купцов Агафуровых к примеру).
По скрытию трупов в шахтах есть неувязка - невозможно взорвать шахтную клеть гранатой. Клети делали обычно из лиственницы, чтобы выдерживала давление породы - а лиственнице взрыв малой гранаты что слону дробинка. Народ тертый, должен был понимать что граната не справится и шахту так просто не замуруешь.
Фотографировать со вспышкой можно в любых условиях, хоть в подвале хоть в ночи у шахты, хотели бы все задокументировать - а в Москве наверно отчет надо было чем то подтвердить - сделали бы фотографии. Неясный момент. Неужели поверили на слово - мол расстреляли всех.
В Екатеринбурге можно было без проблем достать металлические ящики и запаять их в жесть, что снимало проблему с запахом. Были и ледники. Масло активно вывозилось с земледельческого Приисетья в европейскую часть и Европу - обкладывали льдом и запаивали в банки - масло не портилось долгой дорогой. С трупами можно проделать что то аналогичное, вряд ли конечно куда повезли прислугу и врача, останки же царской семьи вполне можно было вывезти, так или иначе уложив в герметичную тару. Есть и химические холодильные установки - на аммиаке или углекислоте, вполне может быть что такие имелись в вагонах и в Екатеринбурге, мясо же как то возили.

Нет, с архивами не так просто было.
С архивом ЦК и Свердлова — почему нет, могли потерять и «потерять», благо борьба в верхах шла нешуточная. И секретность; вот, Голубцов написал, что письмо Никифоровой в ЦК «недоступно» ему было, так это скорее всего не то, что письмо пропало, а просто Голубцову его не выдали.
Это еще до 1917-го такая традиция сложилась, вспоминать, что кто-то когда-то говорил; а потом переменил взгляды и начинал говорить другое, и тут-то противники вытаскивали «компромат» из старой газеты. Потому в советское время получилась из биографий этакая житийная литература: герой в детстве ловил старушек и переводил через дорогу, потом немедленно приобретал только правильное (по тому времени) мировоззрение и в уклоны не впадал, и т.д. И у уваж. С.В. Фомина, у него, при всех его достоинствах, такая тенденция есть: он как взялся за Распутина, так с тех пор в его работах этот «Гришка» всегда прав и кто за него всегда прав, а кто против «Гришки», тот всегда виноват.

Убийство в Екатеринбурге можно сравнить с убийствами в Перми и в Алапаевске, где трупы на месте расстрела и закопали, и где бросили в шахту и подорвали. В пермском случае некоторые думали, что трупы попросту сожгли в печи (вот это надо бы посмотреть, кто говорил и когда, может слухи в городе пошли? это к слову о недостатке кремации, Пермь-то заводской город, там печь найти еще легче было), а по сообщению убийц выходит, что пришлось им разбить дело на части: вывезли из города, убили и там спрятали, а на следующую ночь выкопали яму, вроде бы глубокую, и даже неизвестно, сколько человек копало; в итоге им удалось и захоронение так и не нашли. В алапаевском случае получилось менее удачно для убийц, конечно Была ли у них какая-то документальная отчетность перед Москвой, фотографии или еще что-то такое? Неизвестно; возможно, нет.
С металлическими ящиками и перевозкой — да, Вы наверное правы, можно было и так поступить; но вот еще аргумент: в таком случае уменьшалась секретность, тем более, что везти пришлось бы в Москву, неблизко.
Пермский вариант имел то преимущество для убийц, что они везли своих жертв живыми и расстреляли в лесу у дороги. В Екатеринбурге же узников было много, стали бы их перевозить, так это нужно было предлог придумать, чтобы узники багаж с собой не взяли, а то куда его потом девать, нужен транспорт (нескольких извозчиков брать или легковые машины и грузовик), есть риск побега, т.к. если везти не на вокзал, так догадаются и убегут, или поднимут шум, будут свидетели, т.е. целая история, поэтому убийцы и решили сначала убить, потом избавиться от трупов.
Какие перед ними стояли проблемы? Те же, как и в Алапаевске: Жук справедливо критикует Дитерихса за то, что последний преувеличил размер ямы, которую надо было выкопать, чтобы захоронить трупы Царской Семьи, но все равно копать надо было бы. Т.е. трупов много, надо их куда-то спрятать, яму копать просто лень, а была еще у них задача избавиться от вещей, чтобы не могли опознать, т.е. пошли по пути более легкому, это бросить в шахту, а не рыть могилу. Опять-таки, не забывайте, что убийцы не были шахтерами и не могли знать, обвалится шахта или нет.
И плохо то, что мы с Вами не знаем, как обстояло дело сначала с золотым поездом, потом с обороной Екатеринбурга; вот эта история с отъездом 18 июля, понятно, что если начальство уезжает само или увозит семьи, такая новость быстро становится известна. Сам Юровский уехал надо понимать 19-го, а военным из Академии генштаба из Москвы приказали эвакуироваться 20-го.
По Престону, он предполагал накануне расстрела, что из-за угрозы падения города большевики захотят отправить Романовых в Москву; об убийстве узнал утром 17-го из прокламации, в тот же день новость подтвердил Чуцкаев и Престон отправил нешифрованную телеграмму в Вологду посольству, но она не дошла; о судьбе членов семьи не было известно, но, по его словам, «все думали» в то время, что их перевезли в Верхотурский монастырь. По его словам, горожане внешне никак не показали переживаний из-за смерти царя, а после падения Екатеринбурга они были рады своему освобождению от большевиков и не думали о том, что же случилось с царем и др. членами семьи.

В Перми ситуация была гораздо хуже для убийц: у них не было официальной поддержки всех властей, потому и заводскими печами воспользоваться не могли. В Екатеринбурге убийцы были всемогущим начальством сами. Откуда в Перми слухи о печах Мотовилихи - самому интересно, такое мнение в Перми действительно было.
Вокзал в Екатеринбурге в получасе неспешной ходьбы от дома Ипатьева. В условиях эвакуации доставка неких ящиков не могла привлечь особого внимания. В каждом уральском доме были большие сундуки с ручками для перевозки-хранения вещей. Закинуть тела в такие сундуки, перевезти их на вокзал, там в мастерских запаять жестью или организовать некий холодильник - никто и внимания не обратит.
Про поезд ничего толком сказать не могу, явно пускали и ложные сведения изначально, чтобы свои не перехватили пограбить ценности (публика то еще та) - это все нашло отражение и в без того запутанной донельзя литературе.
Если бы я прятал тела в шахтах, то прятал бы в затопленных. За неимением водолазного оборудования их никто не смог бы достать. Да и порубить убитых топорами дело для головорезов не трудное - что сразу облегчает перевозку и затрудняет идентификацию. Зачем же понадобилась кислота и возня на коптяковской дороге? Могу лишь предполагать что как раз для инсценировки - там была куча левого народу, которая видела действия большевиков. А убийцы не могли не знать что там хорошо освоенные места и даже удалив оттуда сторожей лесной дачи, все равно в лесу будет много свидетелей. При этом достаточно тела нагрузить на поезд и элементарно отогнать его на пустынный километр, поближе к старым шахтам и подальше от людей.

Хотел Вам ответить у Фомина, но он меня уже забанил.
Так что отвечу здесь.

По поводу изданий Быкова.
В научных библиотеках есть отдел МБА, там Вы можете заказать копию фрагмента нужной Вам книги, если она отыщется в фондах библиотек, работающих в этой системе; правда, есть проблема с редкими фондами (далеко не везде оттуда копируют без разрешения дирекции библиотеки) и с университетскими библиотеками (многие принципиально не желают выполнять заказы для других библиотек, так мне говорили).
Вообще, бывает и так, что изданная, скажем, в Свердловске книга была целиком истреблена в библиотеках Свердловска, а в Воронеже, например, ее никто не трогал.
Также, РГБ, РНБ, ГПИБ имеют свою систему заказа электронных копий и консультантов, могущих Вам помочь.

Между прочим, примерно год назад РГБ оцифровала ГАК и он доступен на gak.rsl .ru.
Есть изъяны (карточки на книги на европейских языках латиницей не оцифрованы до конца, и т.д.), но карточки изданий на русском оцифрованы (повидимому) полностью.
В ГАК РГБ находятся только издания книги П.М. Быкова на европейских языках (удивительно, но я не вижу изд. на русском):
— на венгерском, 1927 г. в Нью-Йорке, изд. Proletár Könyvkereskedés kiadása, с пред. А. Габора (наверное, ru.wikipedia .org/wiki/Габор,_Андор).
— на французском, 1931 г. в Париже, изд. Payot.
— на немецком, 1926 г. в Берлине, изд. Neuer deutscher Verlag (de.wikipedia .org/wiki/Neuer_Deutscher_Verlag)
— на английском, 1934 г. в Лондоне, изд. Martin Lawrence, с пред. А.Ф. Ротштейна (вышеупомянутое в посте).
— на норвежском, 1927 г. в Осло, изд. Andelsforlaget Ny Tid.
Насколько можно понять, нью-йоркское венгерское издательство, как и берлинское и ословское были коммунистическими.

В электронном каталоге ГПИБ значатся известные его изд. 1926 (Свердловск: Ураклнига) и 1930 (М.-Л.: ГИЗ), а в ГАК РНБ — 1922 (Москва; Казань; Саратов — т.е. маленькая брошюра, изданная в 3 городах; Твери не вижу), два изд. 1926 (Свердловск: Уралкнига) и 1930 (М.-Л.: ГИЗ).

Если хотите, я поищу, изд. 1930 вроде бы копировал давно, других не видел никогда на бумаге.

Вы настоящий кладезь информации, спасибо! Очень буду благодарен за копию издания 1930 года. В нашей областной его нет, в продаже видел один раз и за чемодан денег. А проверить точно ли повторяет его издание 1990 года на всякий случай стоит.
Книги порой сохраняются в самых неожиданных местах. Что то в ведомственных или заводских библиотеках, где учет и контроль запрещаемых книг не велся, что то в личных. Свой экземпляр книги Быкова 1926 года купил в составе любопытной подборки книг времен гражданской войны и 20-х годов - из одной и той же частной библиотеки. Видимо человек по должности ничего не боялся и спокойно хранил сомнительные издания у себя.

Да, это Вы правильно заметили, про Пермь.
С Екатеринбургом, понимаете, штука очень простая: если начальство эвакуируется и никому не говорит об этом, сразу идут слухи, узнает фронт и войска бегут. Т.е. не могли большевики затевать тайную эвакуацию в больших масштабах до того времени, когда действительно наступал момент официально объявленной эвакуации и соответствующего отступления войск, иначе их солдаты побегут и явятся белые.
С поездами: сообщение, что вывезли в монастырь в сторону Перми, я видел в газетах, т.е. такой слух действительно был, а Престон д.б. слышал его в Екатеринбурге, т.е. видно поезда на Пермь ходили регулярно. В Москве, где-то читал, что об убийстве всей Царской Семьи никто не знал даже из крупных коммунистов, кто-то из будущих эмигрантов спрашивал у Фриче (он был комиссаром Моссовета по просвещению, емнип) тогда в июле, и он сказал, что да, царя убили и это все, что он знал.
По поводу инсценировки у меня есть сомнения: во-первых, риск, во-вторых, про Юровского надо уточнить, а когда уехал Сыромолотов, не знаю, насколько правда. Т.е. картина такая, что убили и сразу часть деятелей начала бежать; а тратить время на инсценировку, это непонятно зачем.
С затопленными шахтами я с Вами согласен, но если верить позднейшим рассказам убийц, все было достаточно импровизировано; т.е. особо справок не наводили у шахтеров или инженеров, кто разбирался в шахтах, а какую шахту сами нашли, туда и решили сбросить трупы.

Про импровизацию могил думаю что участники расстрела врут. Воспоминания их собраны в книге Алексеева (ее можно тут скачать) - http://padabum.com/d.php?id=20032
Мол все поручили Ермакову как местному,а Ермаков, пообещав присмотреть место и шахту, ничего не сделал, шахту искали уже в процессе перевозки трупов, плутали, бегали кругами и наконец зарыли посреди дороги. Слабо во все это верится. Гибель царской семьи планировали заранее и явно продумывали что делать с останками. Также не верю в импровизацию насчет царских вещей - при Романовых были ценности в изрядных количествах, по Юровскому и прочим их нашли чуть ли не случайно и случайно же собрали прямо с трупов - мол все жадные Романовы носили на себе, ходя в корсетах из золота и бриллиантов - бред какой то. Так и ходили по дому позвякивая царица с дочками? Крайне сомнительно.
Про эвакуацию - откуда бы узнали об этом войска? Телефонов не было, курьеров им бы никто не послал. Все могло быть оформлено как рядовые поставки товаров и продовольствия - охранять приходилось все и вся, так что усиленная охрана состава никого бы не насторожила. Пересмотрел сам книгу Алексеева - в одном из воспоминаний прямо указано что Екатеринбург не брали с боем, город оставили тишком, когда большевики еще сидели в городе перед отъездом, туда уже заехали вражеские представители искать квартиры для чехословацких войск.

Как я уже сказал выше, неизвестно, какой был замысел у большевиков и как в действительности развивались события на фронте. По И.Ф. Плотникову, у красных было некоторое численное преимущество и перелом на фронте в пользу белых наступил 20-го июля, до этого прямой угрозы захвата Екатеринбурга не было, и как раз 20-го Академия генштаба получила приказ эвакуироваться (Академию эвакуировали из Петрограда в марте, но процесс растянулся на 2 месяца, где-то к концу мая всех привезли). Также Троцкий снял Берзина, и тот уехал в центр, вместо него — ген. Надежного. Сам Берзин здесь косвенно, он в июне в газеты попал, опубликовали его телеграммы, что Романовых не казнили и что фронт в порядке.

Когда-то просматривал оцифрованную периодику; по лету 1918 только Власть Народа (Челябинск). По данным этой газеты, 30 мая в Екатеринбурге ввели военное положение, с 10 июня перестали получаться центральные газеты, были только местные; 26 июня решили рыть окопы, послали на это дело буржуев и еще взяли из них же заложников; рабочие мобилизоваться и воевать не хотели (вроде бы 28 июня устроили мобилизацию), так что гарнизон города состоял из одних латышей; потом около 12 июля объявили мобилизацию; 18 июля — что Екатеринбург окружен, кунгурская ветка блокирована, где-то в окрестностях города идут бои. Про «золотой» поезд они написали: что в 10-х числах июня большевики попытались вывезти все наличные деньги и золото из местного гос. банка, но городские железнодорожники и рабочие тормознули большевиков и поезд не ушел.

Нашел в своих закромах одну занятную вещь (но неизвестно, вранье или нет, что в Москву привезли альбом со снимками), Виноградская П.С. Последний рейс. (Воспоминания о Я. М. Свердлове). // Новый мир. М., 1963. №8, с. 208-219, на с. 209 кусочек:
Мы стали свидетелями того, как нещадно он ругал И.Н. Смирнова, приехавшего из Екатеринбурга после суда над Николаем II. Свердлов считал большой ошибкой, что свергнутого царя судил местный суд. — Романовы триста лет угнетали народ. Судить их должен был весь народ. Суд надо было устроить в центре, открытый и доступный для всех! — говорил он с раздражением.
Смирнов оправдывался: обстановка на Урале стала столь тревожной, что боялись, как бы по пути в Москву белогвардейцы с помощью международных агентов не похитили Николая Романова. Он вертел в руках альбом со снимками суда над бывшим царем, а Яков Михайлович продолжал гневно настаивать, что это «местничество, нарушение директивы вышестоящих органов». Но дело было сделано. Позже на большевистской фракции ВЦИКа Свердлов предложил санкционировать этот приговор.

С корсетами и т.п. история возможно связана с провокацией Войкова; лень смотреть, по Плотникову переписка велась в июне в пробках бутылок с молоком; 4-го июля был назначен Юровский и переписку прекратили. Интересно, датировка писем, она разная, см. ru-history.livejournal .com/3883612.html — Левин ставит на середину, Хрусталев — на конец июня, и дело не в ст./нов. стилях.
Могу предположить еще одно письмо: «офицер» предупредил, что собрались вывезти из Екатеринбурга, заговорщики в курсе и по пути отобьют, и Романовы оделись, чтобы иметь ценности с собой; но найти бриллианты и золото можно и при обыске вещей уже после расстрела, но идея заманить в подвал так, чтобы Романовы думали, что им объявят о вывозе в Москву, мог быть такой был план.
Иначе «заговор» непонятно, зачем; переписку прервали с приходом Юровского, так и расстрелять тогда. Правильно же? Просто идея, что мутили при Авдееве, а Юровский он как бы оппозиция Белобородову и др., дурость же. А если сообщить: заговор разоблачили, так почему не допросили связного, с кем связь (молоко-то продолжали носить), это первое, что Москва спросит.
Или, вариант: что в июне пустили слух о расстреле, связано с «заговором». Но тогда: что же помешало?
Покровский говорил Левину 2 вещи: что был заговор (4 письма) и что Екатеринбург был окружен с 3 сторон. Поэтому, по двум этим причинам, и расстреляли, а потом, чтобы не дать создать мощи, трупы сожгли (обратите внимание!).

Про альбом со снимками крайне интересно, хотя источник действительно ненадежный. Достоверно привезли в Москву фотографии царской семьи, которые сам царь сделал в Тобольске - эти то альбомы и мог свидетель спутать.
"Заговор" был затеян с единственной целью - получить на руки документы о якобы готовящемся освобождении Романовых "заговорщиками" - как оправдание расстрела. Это есть в одном из мемуаров из книги Алексеева (с.135) - при этом ответа на свои письма провокаторы не получили. По другом сведениям ответ был, но отрицательный - Романовы бежать отказались. Естественно, Николай все же не был дураком и нелепые письма, да еще передаваемые часовым, слишком уж явно отдавали подставой. Так что Романовы не готовились к бегству и ношение на себе кучи драгоценностей явная нелепость, выдуманная убийцами. Для бегства наоборот нужна практичная и незаметная одежда, не стесняющая движений. Драгоценности же легко упаковываются в корзинку или небольшой чемоданчик.
Подскажите пожалуйста,а на каком сайте Вы смотрели отцифрованную периодику?

Да, свидетель мог спутать. Однако биография И.Н. Смирнова не ясна в той части, которая относится к лету 1918; у него 1917-й, журналистика, разрыв, август 1918 — член Реввоенсовета Республики.
Для успешного использования «заговора» можно было обойтись и без ответов: инсценировать побег и как бы случайное убийство, а потом показывать бумажки, благо Романовы их не уничтожили почему-то.
Письма вроде бы передавал не часовой, а монашка, носившая молоко, но это смотреть надо и разбираться, сейчас времени особо нет. Понимаете, если бы заговор шел синхронно с теми слухами, которые дали в московскую прессу (что Романовых стали перевозить, у царя в поезде возник конфликт с часовым и тот его застрелил), тогда был бы действительно объяснимый ход, зачем эту историю с заговором затевать. Слух о гибели царя, и из Москвы приказали Берзину проверить (по мемуару Берзина, он видел Романовых раз в жизни, приезжал с Белобородовым), от его имени дали опровержение, а самого Берзина вызвали в центр, на его место генерала поставили.
В литературе я вот как раз не вижу, чтобы эту синхронность ловили, что заговор и газетные статьи шли в одно время. Все пишут, что мол большевики запустили публикации в газетах, чтобы прозондировать настроения и приготовить публику к будущему убийству. Если речь о загранице, так могло быть; а внутри страны симпатии к Романовым не были велики, Престон пишет, что когда в Екатеринбурге объявили о расстреле, публика особо не реагировала, из-за антицарской пропаганды и из-за тягот жизни. Дело в большевиках: могли думать, что враг №1 монархисты, переоценивать монархизм народа, газетная риторика так, что сначала враг №1 = кадеты, после разгона Учредилки — не помню, кто стал врагом №1, восстание чехословаков — Антанта гадит, восстали эсеры — по заговору с Антантой, но так чтобы монархисты враг №1, это вот надо проверять по газетам.
Причем пермяки сами отморозились и убили в.кн. Михаила, но это еще до слухов в газетах, те вроде позже (надо проверить).Но тогда вопрос: когда же центр при этой версии принял решение, почему такое решение принял (внутреннее и внешнее положение страны, что с ним было) и почему не вывез в Москву.

С украшениями: зачем убийцам это выдумывать?
Что были «бронированные» корсеты — это психологическая вещь, расстреливать явно нелегко, даже по пьяни, вот и у убийц было такое ощущение, что они стреляют, а тела не падают, и когда нашли часть бирюлек, они себя убедили в том, что именно поэтому Романовы не сразу умерли.
С легкой и удобной одеждой это Вы преувеличиваете: их арестовали, они с собой взяли какой-то гардероб, потом перевезли в Тобольск, оттуда в Екатеринбург, это год прошел, и это же не то, что пошел в магазин или заказал сшить, это надо просить охрану, и т.д., целая история; плюс при переездах багаж мог теряться, они же двумя партиями в Екатеринбург попали и кажется большевики им что-то не отдали из багажа. Корзинку/чемоданчик под бирюльки как раз глупо использовать, по тем временам люди зашивали, чтобы не отняли, грабителю забрать чемоданчик дело минуты.

Я смотрел газеты года 3 назад.
Общая подборка: nlr .ru/res/inv/ukazat55/structure_full.php
По Челябинску: chelreglib .ru/ru/ssearch
По Перми (там не только пермские газеты): сейчас глянул, они переделали и не могу понять, куда дели. Посмотрите, archive.perm .ru может Вы найдете.

Спасибо!!! Как раз надо половить одну историю по старой прессе.
Про драгоценности есть деликатный момент - часть из них исчезла. Юровскому было выгодно утверждать, что они незамеченные охраной сгинули с трупами. Но думается никаких корсетов из золота и бриллиантов невозможно технически - тяжело и неудобно, сразу портит платья, что заметно охране. Другое дело что плотные вставки, что-то навроде китового уса, в платьях могли быть.
Часть драгоценностей Романовым удалось передать в Тобольске, часть в Екатеринбурге верным людям извне. Так что для побега у них ценности уже были снаружи - но к побегу они явно не готовились, было бесполезно, что прекрасно осознавалось.

Кстати, можете потроллить Фомина: у него в посте про Быкова, что тот сторонился людей, мол, епитимью на себя наложил; думаю, такое явление в те годы было распространено: допустим, его решили не трогать, но он же не обязательно об этом знал, плюс начальство тогда часто менялось, могли захотеть оформить недорезанного врага народа, прислали бы кого-то поговорить, и дело готово; с другой же стороны, с Быковым другим было общаться опасно: кто-то увидел, сообщил, и дальше могли сшить дело; в общем, это не епитимья, а желание обезопасить себя и других от приключений. Сафаров, емнип, когда в лагере сидел, по рассказу кого-то, тоже сторонился людей, ничего не рассказывал о деле Романовых, видно, хотел дольше прожить.

Для меня драгоценности вопрос второстепенный.

В общем бы картину ухватить, хоть без особых деталей и криво, а не выходит.
Война гражданская, армия развалилась, множество фронтов, а что красные (ну и белые, в меньшей степени) рисовали на бумаге какие-то многотысячные армии, так это ерунда, война по ж/д и очаговая; разобрали кажется ж/д из Челябинска в Екатеринбург, дороги может держали какими-то силами; опять-же супермаркетов нету, надо где-то брать еду, и крестьянам бросать все и идти воевать особо резона нет, в городах с едой напряг, разве что какими-то вещами разжиться :)
Почему из Тобольска вывезли, думаю так: во-первых, еще в декабре 1917-го вылезли проблемы со связью; Тобольск на отшибе от жел. дороги, вроде бы там рвали провода, короче говоря, пару дней наверное Смольный должен был переживать, т.к. Викжель со ссылкой на Воронеж, получивший телеграмму из Читы емнип, заявил, что Романовы сбежали; это быстро опровергли, возможно, какие-то кадеты или кто-то еще пытался раздуть из мухи слона, но что со связью проблемы, я верю; во-вторых, Тобольск был формально центром административным, но власть там была не совсем под большевиками, в Тюмени они были сразу сильнее, а в Тобольск зашли позже; и там был эпизод, тюменцы прислали латышей или кого-то еще, отбить Романовых и увезти в Тюмень, но охрана в Тобольске не разложилась плюс само местное начальство тюменцев обломало; в-третьих, в Тобольске возникали темы со спасателями-монархистами.
Почему в Екатеринбург, а не в Тюмень и не в Омск (не помню, кстати, как там у большевиков власть стояла, вроде бы нормально они там были), повезли, думаю так: у кого-то в центре были расчеты на лояльность Урала и на то, что там большевики крепко стоят; Академию генштаба вроде бы сначала погрузили, а потом в пути перенаправили в Екатеринбург, это было в конце марта. Ленин вроде бы даже проговаривал: мол, если немцы обманут с Брестским миром и возьмут Москву, мы от них сбежим на Урал. Разумеется, если бы был расчет царя судить, то в шизу с выездным заседанием верить не надо, разумеется; их должны были вывезти или на СПб. или на Москву; но как я писал, по газетам выходит, что после марта о суде не заикались.
Вы, если в библиотеку ходите, попробуйте глянуть городские газеты за июнь-июль 1918. Челябинцы писали, что с июня было военное положение в Екатеринбурге, газеты центральные перестали завозить и только местная пресса была. Вот кстати занятный вопрос, я не припомню, писали ли авторы в литературе по цареубийству о том, печатали ли в Екатеринбурге сообщения о Романовых: вот то, что в Москве и др. местах слух пустили, что якобы царь расстрелян.
Эта новость была опровергнута, но, как Вы понимаете, в условиях войны опровержение запаздывало и видел даже анекдот: томская Сибирская Жизнь 16-го июля написала про царя почти некролог, по мотивам июньской волны слухов; т.е. сообщение о расстреле после расстрела пришло на сторону белых чуть ли не одновременно с окончанием волны слухов о расстреле и их опровержений. Плюс у красных и белых и военная цензура еще была, т.е. удача для газеты, когда новость шла по радио и цензура пропускала, тогда задержка день-два наверное; а если красная газета к белым или наоборот, так предугадать, какая задержка, очень трудно, может, неделя-две, может и месяц.

Мемуар про Быкова и его отшельничество вообще странный. Гадания лишь по внешнему виду бессмысленны, думаю Вы правы, объясняя отшельничество Быкова больше страхом, чем муками совести. Характерно что он не вернулся на родной Урал, где его помнили, а жил в глуши, но в то же время в пределах досягаемости властей. В том, что за ним присматривали, сомнений нет, вдруг кто интересный клюнет, в гости напросится.
В библиотеки не хожу, времени надо много, а его вечно не хватает( Даже то, что в сети достуно не всегда есть время читать.
Урал центру был не очень то лоялен - отношение к Яковлеву это хорошо подтверждает - он, хотя и местный, но увез деньги после экса в Европу на школу в Капри - и местные этого не простили. Сперва прокатили с назначением в главкомиссары, несмотря на мандат Москвы, потом у него Романовых отобрали под угрозой военной силы.

Быков не вернулся на Урал потому, что пустил корни в СПб., 11 лет проработав на будущем Ленфильме. Логично, что после войны он оказался не в глуши, а в пос. Комарово близ СПб., в Доме старых большевиков (см. статью о поселке strana .ru/journal/23519936 )
Обнаружил еще один мемуар с упоминанием Быкова, автор Н.С. Катерли:
magazines.russ .ru/zvezda/2002/12/kater.html
Мы тогда уже переехали из городской квартиры в Комарово, в маленький арендованный домик-сторожку, стоявший рядом с многокомнатной дачей, где жили с семьями старые большевики. Странное это было сообщество. Все наши соседи имели большой партийный стаж - как правило, с дореволюционного времени. (...) Большинство их них до ареста занимали высокие должности, но после освобождения остались не у дел - доживали век, пользуясь небольшими привилегиями, вроде персональных пенсий да аренды комнат на даче по соседству с нами. Об этом молчали, о политике никаких разговоров я не слышала вообще - так, о грибах, о том, что растет, цветет и плодоносит в огороде... (...)
Одну из комнат и веранду занимал Павел Михайлович Быков, он участвовал в принятии решения о расстреле царской семьи - был тогда одним из руководителей парторганизации в Екатеринбурге. Всегда мрачный и неразговорчивый, Быков страдал эпилепсией, и, глядя издали на его высокую сутулую фигуру, мы с братом Колькой решили, что Быкова мучит раскаяние - у него-де "мальчики кровавые в глазах".

Как видите, после тюрьмы старые большевики не испытывали желания говорить о прошлом, а Быков и на их фоне был неразговорчив; мемуаристка, в то время подросток (1934 г.р.), могла преувеличить степень его раскаяния, да и о политике м.б. кто-то из пенсионеров говорил, но не с детьми разумеется.

Книга Быкова: sites.google .com/site/aznevtelen/home/tmp/b30.djvu

Что не ходите в библиотеку, это зря.
В особенности с учетом того, что 100-летие убийства наверняка испохабят истерией по поводу якобы ритуального характера этого преступления, и не меньшей истерией борцов с новыми ритуалистами. С.В. Фомин, увы, не счел нужным обратить внимание на мои соображения, когда я перечислил ему те страны, монархи которых были свергнуты, но не убиты (в т.ч. османский султан, хотя казалось бы — и кровожадные нравы Востока, и заговорщики-младотурки, не говоря уже о кайзере — немцы мало того, что победили своих большевиков, мало того, что кайзер обличал масонов в устройстве революции против себя, но и при всем при этом кайзера немцы не арестовали и не убили).

  • 1