Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Бывают и такие "историки"

У Михаила Рагимова пост о книге Финка "Иностранный легион" https://irkuem.livejournal.com/642562.html
Соглашусь, что книга интересная, но терзают меня смутные сомнения, что Финк в самом Иностранном легионе не служил, да и на фронте не был. К примеру, отсутствует Финк в этой статье об иностранных добровольцах во Франции https://cyberleninka.ru/article/n/volontery-frantsuzskogo-inostrannogo-legiona-v-period-pervoy-mirovoy-voyny-1914-1918-gg

Заглянул в текст товарища Волынца, от которого и пошла на днях волна интереса к книге Финка -  https://author.today/post/171546
Там есть убойный аргумент "Показательно, что роман Виктора Финка во Франции 1938 года был издан Ассоциацией ветеранов Иностранного легиона, хотя в предисловии к книге Ассоциация и открещивалась от коммунистических взглядов автора…"

Волынец автор колоритный, его россказни в сети о могущественных независимых хантыйских князьях до сих пор как анекдот порой пересказываю местным краеведам, мол бывает и так, не чувствуют люди разницу между князем и князьцом. И вот прям стало интересно, неужели товарищ Волынец таки действительно в  кои веки не списал с интернета, а реально посмотрел старую книгу?


Смотрим издание Финка в 1938 году http://www.sudoc.abes.fr/cbs/xslt/DB=2.1//SRCH?IKT=12&TRM=09238790X

Другое издание книги Финка в этом году неизвестно https://data.bnf.fr/fr/12216478/viktor_grigor_evic_fink/

Как видим, почему то Финк сам не перевел свой роман на французский - а таки Сорбонну закончил, должен был язык знать, переводчик - видный левый деятель, издательство - это издательство французской коммунистической партии, а вовсе не Ассоциации ветеранов Иностранного легиона Об издательстве  https://fr.wikipedia.org/wiki/Les_%C3%89ditions_sociales
Légion 14 : roman / Victor Fink ; trad. du russe par Charles Steber
Auteur(s) :
Date(s) : 1938
Langue(s) : français
Pays : France
Editeur(s) : Paris : Ed. sociales internationales, 1938

Книга легко находится в сети в продаже - и таки не соврали - издана действительно коммунистическим издательством, а вовсе не Ассоциацией ветеранов Иностранного легиона.


Заметим - на титуле нет ни слова что в издании есть какое то предисловие, иначе авторов предисловия бы указали.
Либо у товарища Волынца уникальное, неизвестное даже крупнейшим французским библиотекам издание романа Финка, либо он традиционно списал с интернета глупость и вранье и пошел передавать дальше.
Но чудеса бывают - вдруг счас как продемонстрирует раритет?)


Аркадий Гайдар "Р - романтики", 1927 год

Жизнь Аркадия Гайдара во многом до сих пор остается полной тайн. Это касается и уральского периода жизни писателя. Сусальный образ писателя, созданный послевоенным советским литературоведением, равно как и демонизированный образ, нарисованный в 1990-х годах на волне обличительства старых кумиров, весьма далеки от реального человека с непростой жизнью.
В уральской журналистике Гайдар в первую очередь известен как автор "Лбовщины" и "Давыдовщины", но в 1926-1927 гг. он опубликовал в пермской и свердловской прессе несколько острых очерков, направленных против глупости и подлости советских управленцев. Подчеркну важный для понимания судьбы Гайдара нюанс. В 1922 году его исключили из партии и до конца жизни он был беспартийным (что вообще то хорошо указывает на его отношение к установившейся власти, за утверждение которой он воевал). При этом Гайдар смело критиковал в своих очерках партийцев, что было беспартийному не по рангу. За подобную вольность доставалось даже Маяковскому - никогда не состоявшему в компартии и оттого шельмовавшегося партийными писателями при любом критическом замечании о жизни в СССР и нравах советских чиновников и партийцев. Гайдару приходилось тяжелее известного Маяковского, в Перми он попал под суд за свой очерк, в Свердловске также надолго не задержался, видимо после очерков и тут начались неприятности.
Уже выкладывал один очерк, написанный по гайдаровскому материалу  https://catofoldmemory.livejournal.com/147229.html
В "Уральском рабочем" № 38 от 16 февраля 1927 года на первой странице опубликован очерк уже самого Гайдара "Р-романтики". По понятным причинам больше он не переиздавался.


 

Кресты - свидетели трагедии в Каменском заводе 1918 года?

Приехали из Каменска-Уральского два дореволюционных креста. Явно одного производителя, набор, применявшийся священником, - напрестольный крест для служб в церкви и более малый - требный - крест для служб на выезде. Коллекционеров и антикваров не заинтересовали в силу состояния, долго продавались и цена сильно упала. Меня же зацепила их возможная принадлежность к трагическим событиям лета 1918 года, когда отступавшие перед сибирскими частями красноармейцы поубивавали в самом Каменском заводе и окрестностях священников. Собственно коммунисты убивали духовных лиц по всему Уралу (заметим, что никакого белого террора на момент этих убийств не было и в помине за неприходом еще каких либо белых армий) - хватило на Собор Екатеринбургских святых https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80_%D0%95%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D1%8B%D1%85 - и это еще без людей, в собор не включенных из-за недостатка сведений или выказанных перед смертью слабостях (вполне оправданных, так как убивали крайне жестоко - о смерти пермских епископов уже писал https://catofoldmemory.livejournal.com/64146.html о смерти каменских и исетских новомученников есть двухтомник, изданный малым тиражом, и в сеть так и не выложенный, сохранились и кое какие мемуары участников, изданные увы фрагментарно, к примеру https://catofoldmemory.livejournal.com/42928.html  )
Изломанность крестов как раз доказывает их явное насильственное отнятие и намеренную поломку - обычное дело для изъятых предметов культа, лишь недавно показывал сломанный староверческий крест https://catofoldmemory.livejournal.com/159440.html Поломка крестов вполне логична - без них священник не может совершать таинства и выполнять свои обязанности, даже если его пощадили и не убили. Опять таки - для слома пришлось приложить немалые усилия, если бы просто хотели узнать не злато ли внутри - так разобрали бы, кресты собраны на штифтах. Но надо было именно сломать. Видимо после поломки кресты выкинули, их кто то подобрал да сохранил. Произошло ли это в 1918 году или уже в 1920-30-х, когда убийства священников и осквернение церквей возобновились, никак не установить. В любом случае это свидетели трагедии, заслуживающие сбережения.

Собственно о крестах. Обычные кресты небогатых священников XIX - начала XX вв. , без каких либо изысков - латунь, украшение штихелем. По типу - наследники древнерусских мощевиков с полостью внутри, но в XIX веке каких либо вложений в подобных простых крестах обычно не делали. 
Отломаны длинные рукояти, за которые крест держал священник и протягивал для целования верующим.


Подобным символом Бога-Отца сейчас стараются не изображать - не так поймут. Всевидящее Око и два треугольника, символизирующих схождение Божественного в человеческое и поднятие человеческого до Божественного.
Заметим, что мастер выделил тот момент, что "ИНЦИ" написано по приказу Пилата не на кресте, а на отдельном свитке, - нарисован свернувшийся внизу край свитка.
Collapse )

История талантливого писателя, авантюриста и убийцы Юрия Кази-Бека - Эттингера

В замечательной серии ретродетективов Николая Свечина о приключениях сыщика дореволюционной полиции Лыкова и его друзей есть роман "По остывшим следам", в котором Лыкову было поручено в 1906 году найти украденный знаменитый чудотворный Образ Казанской Божией матери. В ходе расследования сыщик вышел на организатора похищения, одного из самых опасных противников из немалого числа встреченных Лыковым злодеев. Участник экспедиции Ашинова в Эфиопию (то еще предприятие, на участниках клейма некуда было ставить и подгадили они престижу России по полной, ради чего всё и затевалось) , немало странствовавший талантливый публицист и при этом крайне жестокий и безжалостный убийца. Свечин много берет из настоящей истории Российской империи, которую отлично знает, но, признаюсь, и в мыслях не было что столь необычный злодей во многом списан с вполне реального человека.
Попала в руки интересная книга - Д.А. Гиреев "Рассказы литературоведа" Орджоникидзе, 1975.  Автор из благословенного племени крайне дотошных исследователей и если уж вцепится в тему, то попытается по ней накопать материала по полной. И в книге нашлась глава о писателе Юрии Кази-Беке, участнике экспедиции Ашинова, известном в конце XIX - начале XX вв. журналисте и писателе, оказавшемся не только дезертиром и авантюристом. но и весьма опасным преступником, занимавшимся терроризмом и шантажом.  О судьбе Кази-Бека после бегства его от полиции Гиреев ничего найти не смог, зато накопал по товарищу крайне занятные вещи.
К счастью, личность этого человека привлекает внимание столь же дотошных учёных и в наши дни, так что есть весьма информативная публикация госпожи  О.Ю. Бессмертной http://east-west.rsuh.ru/binary/66550_28.1458981280.10645.pdf
Весьма рекомендую с этим исследованием ознакомится - наглядная демонстрация насколько порой лживы наши знания о прошлом, особенно если творцы истории активно заметают следы и с легкостью меняют свои личины. Еврей Эттингер без проблем становился то православным, то (на годы!) видным мусульманским общественным деятелем, менял папорта и биографии, служил всем, кто готов был платить,  был эсером, агентом российского правительства, работал на немцев и английскую разведку, служил коммунистам и отработал свою роль в качестве звериного лица белогвардейщины, создав в Швеции "Русскую лигу" по убийству большевиков и их сторонников. Совершенные "Русской лигой" злодеяния широко освещались в советской прессе как наглядный пример преступлений белогвардейцев, Вацлав Воровский написал книжицу "В мире мерзости запустения. Русская белогвардейская лига убийц в Стокгольме", Алексей Толстой в романе "Эмигранты" дал историю лиги в нужном ключе. Лига была конечно и не русской и не белогвардейской. Эттингер, как пишут, был и лично знаком с Воровским еще по Одессе и состоял в ходе деятельности лиги на связи с питерскими большевиками - но кто это стал бы раскрывать? Провокация знатно удалась, белогвардейцы потеряли в Швеции всякую надежду на поддержку, а коммунисты получили красочный пример для пропаганды. Хорошо хоть Эттингеру (лично душившему жертв) не удалось сбежать и он умер в шведской тюрьме.
Жаль, что на него не нашлось Лыкова еще в 1906-1907 гг. и Эттингер прожил, злодействуя, более чем на двадцать лет дольше своего литературного двойника.

Автограф первого ректора УрГУ А.П. Пинкевича, Екатеринбург 1921 год

Посчастливилось приобрести документ с автографом первого ректора УрГУ А.П. Пинкевича, да еще продавец оказалась настолько любезна, что добавила интереснейший листок предметов, сданных одним из указанных в документе студентов - Жигалиным. Если учесть, что про первые года работы университета материалов крайне мало, - очень приятные обретения.
Немного об историческом контексте документов. Уральский государственный университет открылся осенью 1920 года, в него вошел утвержденный еще при царе Горный институт, точней его оставшаяся часть, так как руководство вуза и многие преподаватели и студенты ушли с колчаковцами.  Некоторое время существовало сразу два Уральских Горных института - в Екатеринбурге при красных и во Владивостоке у белых. Жигалин, указавший, что он студент с 1919 года, видимо как раз начинал учиться в Горном, а потому после демобилизации автоматом попал в первый прием студентов университета.
Огромная заслуга Пинкевича, что он смог крайне быстро организовать работу университета: у Жигалина указаны пройденными вполне фундаментальные курсы - и это в условиях продолжающейся гражданской войны да нехватки всего и вся. Главной бедой вуза стало негативное отношение руководства Третьей армии красных (ставшей Первой Революционной армией труда). Если собственно екатеринбургские власти склонялись к поддержке университета, то третьеармейцы выступили против самого создания университета (а то будет гнездо контрреволюции подобно Горному). Их руководству также не нравилось привлечение в вуз сотрудников и студентов, служивших при Колчаке и возвращающихся из Сибири, видимо не нравился и сам Пинкевич, в 1918 году наговоривший немало резкого про большевиков.  Не сумев сорвать утверждение университета, трудармия перешла прямо к саботажу, заняв выделенные университету здания под казармы красноармецев. Коммунисты не боялись новаторства, наверно уникальный случай в мировой практике, когда в одном здании на разных этажах одновременно располагались научные лаборатории, аудитории университета и концлагерь для арестованных и пленых. Есть упоминания об арестах и даже расстрелах студентов и преподавателей, о приговорах к расстрелу сотрудников Пинкевич писал в центр, возможно ему все же удалось спасти их. Здания освободили после двух телеграмм Ленина, но оставили полностью разграбленными и буквально в говне - засрали всё, Пинкевич жаловался, что экскрементами завалили даже колодец, снабжавший здание водой.
К осени 1921 года у Пинкевича обострился конфликт с Б.В. Дидковским, который имел свой взгляд на развитие университета, добиваясь его политизации в коммунистическом духе. При этом Дидковский для уральских властей был своим, как активный участник революционного движения и гражданской войны, входил в узкий круг екатеринбургских заслуженных товарищей и цареубийц, да еще чиновник новых управленческих структур. Заметим, что Дидковский был вполне знающим геологом с хорошим образованием, много сделал для развития горного дела на Урале. Возможно его неприязнь к Пинкевичу, тоже геологу по образованию, но по специальности никогда не работавшему и занимавшемуся популяризацией науки и педагогическими теориями, была вызвана и иным подходом к делу образования: для Урала нужен политехнический вуз с практическим эффектом для промышленности, а Пинкевич ведет университет в чистую науку и общественно-политические дисциплины в суровые времена, когда работать надо, а не болтать. О мотивах действий Дидковского можно только гадать, в любом случае конфликт перешел в стадию открытых военных действий, где у Пинкевича не было шансов.
  Поэтому Пинкевич согласился на предложение работать в Петрограде и с Урала уехал. Видимо не будучи уверенным, что университет вообще сохранят, пока еще ректор подписывает документ о направлении нескольких студентов в Петроградский Электротехнический институт. Ставший новым ректором Дидковский университет оставил в рамках политехнического вуза, планируемые институты общественных наук не были созданы. В 1937 году и Пинкевича, и Дидковского расстреляли, а связанные с ними документы капитально зачистили, что привело к исчезновению многих страниц истории университета.


Collapse )

Телефон ТАУ-1-МБ, к сожалению - послевоенный времен Хрущева

P.S. Эх, не все коту масленица( Умный человек подсказал в комментарии что это модель ТАУ-1-МБ Посмотрел по интернету - найденные там телефоны сделаны уже при Хрущеве, так что наркоматовские будни сей аппарат, увы, не помнит. Звезда с трубкой видимо не ведомственная эмблема, как сперва предположил, а знак завода.
Жаль, уж было надеялся, что у меня нужный для антуражу довоенный телефон. Надеюсь рано или поздно и такой попадется.


Это было недавно, это было давно...
На глазах исчезает даже жалкая тень наследия довоенной эпохи. Еще застал время, когда монеты 1920-30-х годов были вполне в обороте и хорошую подборку можно было набрать, просто уговаривая родню следить за мелочью в кошельках. Помнится, самой ценной добычей была двушка аж 1926 года и в таком состоянии, будто только вчера отчеканена. Хватало и довоенных вещей в домах и учреждениях, тех что помельче и победней. Еще застал библиотеки сталинских инженеров - со шкафами настоящего дерева, грубоватыми, но совершенно неубиваемыми, с потемневшими солидными фолиантами на самые разнообразные темы. Кратковременный взлет процветания металлургической касты - 1930-50е годы, когда сперва могущественейший Наркомат тяжелой промышленности, потом секретные оборонные конторы могли платить нужным спецам достойную зарплату. Этот богатый на фоне остального нищего населения быт 50х годов так и застыл порой на десятилетия доживания хозяев квартир - внимание правительства к отрасли упало и соотвественно снизились зарплаты. Мельчала эпоха, мельчали руководители в Москве и на местах, не было у них интереса ни к ветеранам отрасли, ни к истории заводов. Тихо уходили на пенсию старики, которые десятилетиями жили в напряжении произведственного подвига, в войну ставили станки прямо на улице и давали план любой ценой, ночевали в кабинетах в ожидании звонка с Москвы, после которого можно было получить орден Ленина, а можно и лет 15 лагерей. Потом эти люди умерли, а их истории и вещи оказались, в общем то, опять никому не интересными. Любители старины хранили этнографию, дореволюционный быт, собирали вещи, связанные с Великой Отечественной войной, а предметы и документы 1920-30-е годы отправлялись на помойки.
Отрадно, что кое что еще встречается.
Телефон ведомственной связи, видимо 1930-х годов. Классический советский черный карболит и массивность.
Вот по такому то и шли грозные звонки с Москвы) Не правительственная связь конечно, а наркоматовская, но голову могли снять и по ней.


Эмблема. Возможно, у разных ведомств были свои эмблемы на телефонах (были же эмблемы наркоматов), но никаких подробностей этого найти не смог. Знаю, что на телефонах правительственной связи был герб СССР. Видел телефон начальника тюрьмы 1930-х гг. в музее Ирбита - там на эмблеме звезда, трубка и еще что то, жаль не додумался сфотографировать, а детали изображения успел забыть. На данном телефоне звезда с трубкой просто в тройном круге.


Collapse )
 

Коммунисты отдают уральские заводы и рудники иностранцам, 1925 год

Доклад Ленина о концессиях 6 декабря 1920 года https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4_%D0%BE_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F%D1%85_(1920,_%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD)

"Товарищи, я с большим удовольствием, хотя, признаться, и с удивлением, увидел, что вопрос о концессиях вызывает огромный интерес. Отовсюду раздаются крики и, главным образом, они идут с низов. Спрашивают, как же это так: своих эксплуататоров прогнали, а чужих зовем?

Почему эти крики вызывают во мне удовольствие, это понятно. Очевидно, если с низов пошел крик опасения, как бы не вернули назад старых капиталистов, если этот крик пошел по поводу такого десятистепенного акта, каким является декрет о концессиях, значит очень и очень сильно еще сознание, насколько капитализм опасен и насколько велика опасность недооценки борьбы против него. Это, конечно, превосходно, и тем более превосходно, что опасения исходят, как я уже сказал, с низов. "


Низы вообще то не зря опасались. Уральские заводы были отданы коммунистами в 1925 году зарубежным капиталистам аж на 50 лет.
Да еще каким капиталистам - "Лене Голдфилдс". Ленский расстрел? Не, коммунисты о таком никогда не слышали.  Честно-честно.



Причем отданы иностранцам не только заводы, но и вся их инфраструктура, включая железные дороги.



Даже для финансового обслуживания отданного не были использованы советские банки - был создан особый "Лена-банк". В литературе о нем вообще ничего не нашел, никаких упоминаний, но на документах той эпохи сохранились его штампы (фото с "Мешка"). Если кому то встречались сведения об этом загадочном банке - буду благодарен за указание.



Для Уральской области передача в концессию сразу нескольких заводских округов стала страшным ударом. Когда началась первая пятилетка, оставлять иностранные концесси в самом сердце уральской промышленности оказалось невозможно. Советское правительство разорвало договор,в ответ "Лена Голдфилдс" вполне законно выставила огромную неустойку.  В советской литературе было принято издевательски обыгрывать неудачу обманутых в выгоде иностранцев, мол "пошли за шерстью, а  вернулись стриженные" - см. к примеру мемуар И.М. Майского, умалчивая, что в конечном итоге требования "Лены Голдфильдс" СССР удовлетворил https://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-559/52010 Так что в накладне капиталисты не остались.

Какая прелесть

Источник цитаты: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=5005&level1=main&level2=articles
Об авторе: Юрий Александрович Клочко родился в Киеве в 1945 г. Окончил Киевский политехнический институт в 1973 г. Защитил диссертацию в 1979 г. на тему «Исследование организационно-методических вопросов управления в научно-исследовательских организациях». Кандидат экономических наук. Работал в Центре исследований научно-технического потенциала и истории науки АН Украины, преподавал в Государственном университете телекоммуникаций. Автор более 60 научных публикаций.

"Приблизительно в 1960-м я пользовался исторической библиотекой, которая на то время размещалась в подвальном помещении Киевского планетария на ул. Костельной, 17, где ныне восстановлен Костел Святого Александра. Искал я литературу по социологии, которой было мало. Вдруг наталкиваюсь на ротапринтное издание "Конспект лекций по социологии" авторства неизвестного мне в то время Юрия Левады (кстати, родившегося в Украине), — это теперь мы знаем о московском "Левада-Центре". Поскольку в те времена ксероксов не было, то я начал делать выписки из конспекта, наведываясь в библиотеку раз или дважды в неделю. И вдруг во время очередного визита на мой запрос на получение конспекта я получил отказ от библиотечного работника. Ответ сбил меня с толку: "В наших фондах такого материала нет". Я продемонстрировал свои заметки и поисковый библиографический шифр, по которому накануне заказывал "Конспект лекций по социологии", но ответ оставался неизменным: "Ничего не знаю". Поскольку я был наивным юношей, еще не осведомленным в затеях спецорганов, то пошел в каталог проверить библиографическую карточку, которой не оказалось, словно никогда и не было".

Либо в тексте опечатка, либо автора подвела память - гонения на Леваду это 1969 год, но какая замечательная история.

И самый смак - ссылку на этот материал дал в своем свежем посте товарищ Сафронов
https://vas-s-al.livejournal.com/936600.html .
Узрев сие во френд-ленте, поинтересовался, почитал и сильнейше поразился, ну надо же, какие нонеча пошли честные в признании ошибок советского строя коммунисты, такие антисоветские байки пропагандируют.
Послушал новую "Эпидемию", потянуло графоманить, дай, думаю, выложу ка эту прелесть с книгой Левады в своем ЖЖ. Смотрю снова пост Сафронова - а ссылочки то уже нету, хорошо хоть в закладках после прочтения оставил. Уф, прям успокоился -  нифига коммунисты не изменились) Приятно, когда есть все же в мире нечто неизменное.

Интересный вопрос - куда испарились картины с музея? Где свердловский Караваджо?

 Если о продаже большевиками коллекций Эрмитажа и Строгановского музея хоть что то известно, пусть и сильно фрагментарно, то судьба коллекций провинциальных музеев в советский период вообще порой терра инкогнита.
Статья с "Уральского рабочего" (1926 год), местный музей радостно рапортует о своей богатейшей коллекции старинной и современной живописи, есть картины известнейших живописцев.
При этом к 1980м годам никакого подобного собрания по уровню не было ни в одном из музеев и выставочных комплексов Свердловска. Заметим кстати, что теперь в России лишь единственная  картина Караваджо "Юноша с лютней"  - и она в Свердловском музее 1926 года точно не была, так как куплена целенаправленно для Эрмитажа Александром I. Но вот, оказывается, как минимум одна картина талантливого художника в городе имелась.
И похоже так никто и не задался вопросом, куда это всё исчезло и кто виноват. Впрочем, действительно, зачем советскому человеку смотреть в городском музее Караваджо, Пуссена и особенно Микеланджело? Ему коммунисты сделали музей Свердлова и памятник Ленину - пусть радуется, а старый хлам вывезли кому надо.

Советское умение хорошо забывать

"В 50-х годах у нас в стране выходило много литературы о кукурузе, причем авторы часто описывали ее как малоизученную и незнакомую нам культуру. Но если заглянуть в литературу 80-х годов XIX в., то можно обнаружить удивительные вещи. Оказывается, что еще в конце прошлого столетия культура кукурузы была в России хорошо освоена и на европейском рынке русское кукурузное зерно успешно конкурировало с американским".
Из: Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Основы информатики. М.: Наука, 1968. С.37-38. Книга замечательная. Информатика в данном издании - научная дисциплина, изучающая структуру и свойства научной информации, потому приведены примеры дублирования и забвения оной.
К сожалению, авторы не стали углубляться в изучение вопроса, как и почему оказались утеряны навыки и собственно знания о выращивании и изучении кукурузы, куда испарились специалисты-кукурузоведы и кукурузоводы, да так, что и Хрущев при всех стараниях не смог наладить дело.