Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Экслибрис А.А. Куренкова, героя гражданской войны на Урале

Просматривая старые книги, продаваемые в сети, наткнулся на дореволюционную книжку любопытную да и по цене доступную. В ней оказался еще и экслибрис -  "Из книг А.А. Куренкова" . Даже опешил: не может же это быть тот самый Куренков, такого счастья не бывает.  Погуглил - экслибрис действительно Александра Александровича, одного из самых известных командиров белых на Восточном фронте, монархиста, который организовал отряд добровольцев в Шадринске и без чешской помощи пошел вверх по Исети, хорошо погромил красных, взял Каменский завод, а потом перерезал железку Екатеринбург - Тюмень. Активно участовал в боях за Алапаевск и Верхотурье, впоследствии прошел путь уже колчаковской армии до конца https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
При этом по жене - екатеринбургской Ардашевой - родственник Ленина)
Хорошо известен исследователям гибели Романовых на Урале - Куренков одним из первых узнал об убийстве Романовых и их приближенных в Алапаевске, участвовал в извлечении тел убитых из шахты, впоследствии был в дома Ипатьева, но наибольший интерес вызывает его рассказ о таинственной спасенной неким солдатом девушке https://sergey-v-fomin.livejournal.com/254883.html - в которой некоторые хотели видеть великую княжну Анастасию.

Любопытно, что на книге стоит штамп советского букинистического магазина 1983 года! Как книга с библиотеки Куренкова, умершего в 1971 году в США, попала в СССР - вопрос интересный. За людьми, причастными к расследованию цареубийства, коммунисты следили очень пристально. Достаточно указать на касвиновские "23 ступени вниз", где в распоряжении автора была громаднейшая подборка литературы по царской теме, в том числе редчайшие эмигрантские издания, - в СССР тщательно их собирали и изучали. Возможно, товарищам удалось заполучить и вывезти часть библиотеки Куренкова (его архив хранится в США), после чего часть книг, не представляющих интереса для органов, пошла по рукам коллекционеров и букинистов.
Сегодня книгу получил - какая одиссея у нее - царская Россия, Пермь и Екатеринбург (хотя Куренков, конечно, мог купить ее уже в эмиграции), - США - СССР - и обратно на Урал)
 

Тайна уральского отца Пешкова - Горького

Беда современных биографий - их авторы не имеют ни времени, ни финансовых возможностей, а чаще и желания детально заниматься изучением жизни своих героев. В итоге в наличии порой несколько биографических книг, посвященных известному человеку, но дотошной и научной биографии среди них нет. Эта печальная истина верна и в отношении М. Горького. Мне весьма любопытна связь Горького с Уралом, которая определенно прослеживается, возможно имеет отношение к необъяснимой, исходя из открытых источников, влиятельности в Пермской губернии Якова Свердлова.

А.М. Пешков, известный больше как М. Горький, никогда не был в Екатеринбурге-Свердловске, зато посещал Пермь.
Более того, в раннем детстве он числился мещанином Пермской губернии - по отцу Максиму Савватиевичу Пешкову. Отец Горького человек крайне загадочный. Словам самого Горького насчет отца верить не стоит, равно как и всей художественной версии детства писателя. В итоге остается весьма немного информации.

Год смерти Максима Пешкова достоверно 1871. Дата рождения определяется как 1839 или 1840 год, исходя из возраста покойного.

Проницательный П.В. Басинский справедливо отмечает: "Странным был и отец его, Максим Савватиевич Пешков, и дед по отцу, Савватий, человек столь крутого “ндрава”, что в эпоху Николая Первого (“Николая Палковича”) из солдат дослужился до офицера, но был разжалован и сослан в Сибирь “за жестокое обращение с нижними чинами”"
Глава из книги Басинского тут https://magazines.gorky.media/novyi_mi/2004/11/gorkij.html
Биография отца со слов Горького вполне в духе горьковских же произведений и скорее всего наполнена вымыслом: с книги Басинского - " К сыну своему, Максиму, он относился так, что тот не раз убегал из дома. Однажды отец травил его в лесу собаками, как зайца, другой раз истязал так, что соседи отняли мальчика. Кончилось тем, что Максима взял к себе на воспитание крестный, пермский столяр, и обучил ремеслу. Но то ли и там мальчишке жилось несладко, то ли бродяжья натура опять взяла в нем верх, а только убежал он и от крестного, водил слепых по ярмаркам и, придя в Нижний Новгород, стал работать столяром в пароходстве Колчина. Был это красивый, веселый и добрый парень, чем и влюбил в себя красавицу Варвару".

Отец Варвары В.В. Каширин был по мещанским меркам человек весьма богатый и с амбициями. Двум своим сыновьям в жены нашел бедных дворянок. На этом фоне выдача дочери столяру без родни и состояния выглядит настолько странной, что появилась легенда, мол Варвара вышла замуж без согласия отца.
Читаю сейчас биографию Горького Е. Никитина (Семь жизней Максима Горького. Нижний Новгород, 2018 год) - в ней эта легенда опровергается: как и следовало по закону, было троекратное оглашение в церкви о грядущем венчании, чего Каширин пропустить никак не мог, да без его согласия оглашения попросту бы и не было.
Есть и другая версия странной свадьбы - что Пешков не был отцом Алексея, лишь покрывая ради приданного чужой грех. В пользу этой версии свидетельствует странная судьба детей этой семейной пары - рожденные в браке дети Варвары, кроме Алексея, очень рано умирали, рожденный уже заведомо не от умершего мужа ребенок был пристроен неведомо куда, кто его отец так и осталось неизвестным. Возможно и остальные дети не умирали, но были пристроены.

В книге Никитина есть редакторские примечания - и вот в одном из них дана совсем уж интересная информация по данным одного из нижегородских краеведов. Якобы Максим Пешков оказался беглым беспаспортным и именно открытие этого заставило семью Пешковых уехать в Астрахань, где Максим и умер от холеры.  Каширину было предъявлено обвинение в укрывательстве зятя, а купленная на его деньги для Максима столярная мастерская была конфискована. Материальные и репутационные потери от разоблачения Пешкова стали началом разорения Каширина, который умер в полной нищете, доживал свой век сбором подаяния. К сожалению никаких сносок на краеведческие публикации о таком повороте в биографии Максима Пешкова нет, найти их в сети не смог.


Этот факт, если подтвердится, хорошо объяснил бы странное нежелание уральских литературоведов и краеведов заниматься поисками уральской родни М. Горького. Как так вышло, что ни в Перми, ни в Свердловске исследователи не заинтересовались мещанином Пермской губернии Максимом Пешковым? Первые исследования по биографии Горького стали появляться в начале XX века, еще жили старики, которые могли помнить Максима. Советские литературоведы с 20-х годов активно собирали материалы по Горькому - но почему игнорировали его пермские корни? Либо были тотально нелюбопытны, либо накапывали такое, что оглашать было совершенно неприемлемо.
Как бы узнать? Возможно кому то встречались публикации с разбором биографии Максима Пешкова?

Конфуз конспирологии

Вот что значит безграмотность - любезно указали, что тайна книги "Картины Дрезденской галереи" происходит исключительно от моего невежества - использован шрифт пальмира https://da-horochkin.livejournal.com/3685.html - что и объясняет столь странные буквы. Позор моим сединам, удивтельно конечно, что при перелопачивании книг в больших количествах издание с таким шрифтом вижу впервые, впрочем склероз тож никто не отменял, возможно видел, но напрочь забыл.
Так что книга честно советская, возможно и странности с "т." тоже есть вполне прозаическое объяснение.

Снова тайны с советской книгой: загадка альбома "Картины Дрезденской галереи", 1956 год

P.S. Тайна оказалась проста - как указали в комментарии это шрифт пальмира. Так что книга честно советская.

Как истинный конспиролог конечно не мог обойти стороной загадочую историю с пребыванием Дрезденской галереи в СССР, грандиозной выставкой в Москве и возвращением картин в Дрезден. Если вижу что-то изданное к выставке 1955 года или по ее следам - стараюсь прикупить, благо цены на книги сейчас низкие. Попался альбом "Картины Дрезденской галереи", изданный в 1956 году государственным издательством изобразительного искусства, напечатанный на московской фабрике Госзнака. В коробке 112 иллюстраций картин на отдельных листах и тоненькая книжка о коллекции с комментариями и перечнем изображений.
Начинаю читать и внезапно понимаю, что выходные данные о наборе и месте издания лживы.
Набор определенно сделан не в СССР.
Смотрим пример текста


Очевиднейше, что текст набран в иностранной типографии: й как  ü , к в виде k, вместо ь -  b, вместо ж союз 1 и х, ы как bi.

Отмечаем грубую коррекцию изначальных данных - резкий разрыв в оформлении сведений об издании.

Первые пять строк инициалы до фамилии, в нижней части после фамилии, зато и с непременным указанием "т." - товарищ, вроде как "те, кто наверху, нам не товарищи"?)
Собственно это в Европе было впечатление, что в СССР обращение товарищ используется везде и всюду, в самом СССР буквочку т. заслуживали только особо высокопоставленные товарищи.

Итог. Книга набрана и напечатана не в СССР, а, скорее всего, в ГДР.
Совершенно непонятно, зачем нужно было это скрывать и указывать заведомо лживые сведения, когда любой человек, мало-мальски разбирающийся в печатной книге, сразу увидит особенности иностранного набора.

Тираж у книги 30 тысяч, все равно к простому советскому человеку она в принципе не попадала и по малому тиражу и по огромной стоимости в 60 рублей. Поставили бы ГДР-овские выходные данные, что было бы в этом неприемлемого? Впоследствии в соц-странах книги для СССР на русском языке печатали без проблем. Но вот зачем то развели конспирологию.


  

Привет с революционного подполья Екатеринбурга от К.Т. Новгородцевой

Еще с летних покупок - книга избранных статей Белинского 1898 года, скромный штамп местного книготоргового магазина.
Заведение Клушиной прекрасно известно историкам большевистского подполья города. Там продавщицей с 1901 года работала будущая жена Якова Свердлова - Клавдия Тимофеевна Новгородцева из купеческой визовской семьи староверов. В магазине ею была устроена революционная явка, да и книги в магазин подбирались в нужной тематике.
История известная. Здание сохранилось, хоть и сильно перестроенное https://www.e1.ru/text/gorod/2017/07/24/50669751/
Если учесть, что Белинский на начало XX века не был бестселлером, книга вполне могла быть рекомендована и продана лично Новгородцевой)

Интересное свидетельство о медных чашах - бубнах у В.Н. Татищева

Василию Никитичу Татищеву не повезло основать Екатеринбург, где что местные, что областные власти традиционно враги истории и принципиально не дают даже копейку малую помянуть истинно великих людей, связанных с городом. Так что издание полных собраний сочинений таких известных местных писателей как Д.Н. Мамин-Сибиряк и Б.С. Рябинин  померло от безденежья после пары - тройки начальных томов, а собрание сочинений Татищева мы не узрели даже и первого тома и явно не узрим никогда. Петр Иванович Рычков, сподвижник Татищева, оказался более везуч, ибо больше прославлен деяниями в Оренбурге, чем в беспамятном Екатеринбурге, - и потому пятитомник его трудов издан в Оренбурге с должным старанием и почтением. Можно конечно списать забвение татищевских деяний в Екатеринбурге нежеланием портить отношения с Башкирией, однако ж тот факт, что и книги Вильгельма де Геннина, второго основателя города, не переиздали, больше говорит о жлобстве и крохоборстве местных чиновников от культур-мультур, чем об их озабоченности возможными обидами башкир.
К чему собственно это пишу. Из-за беспамятства современных чиновников приходится полагаться на издания Татищева советских времен, а их было мало и изданы небольшими тиражами,  к тому же некоторые аспекты деятельности Василия Никитича в этих книгах благоразумно опущены (чернокнижничество, особенности подхода в отношении к кочевникам и их национальным традициям набегов: "Вы не любите кочеников? Так просто не умеете их готовить" - именно Татищеву Екатеринбург обязан сомнительным достижением стать последним городом России, где людей на кострах сжигали публично). К счастью, иногда везет и удалось купить "Избранные произведения" Татищева 1979 года издания.

Начал просматривать и сразу попалась очень интересная информация о необычном использовании медных чаш. Имею давний интерес к поющим чашам и колокольчикам, но впервые встречаю сведения о чашах - бубнах! При этом Василию Никитичу верить должно. Человек крайне знающий, напуск кочевников он не на картинке в книге видал.

"Бубен, древняя военная музыка, ныне употребляют более у татар батыри и охотники с птицами, есть чаша медная небольшая, сверх оной, как на литавре, натянута кожа. И оную привязывают пред собою у седла, в которую из ремней зделанною короткою плетью во время напуска бьют" (с.198)

Крайне бы хотелось эти чаши - бубны повидать.

Еще печать ГУГБ НКВД + циничная издёвка над А.Ф. Лосевым, 1937 год

Почему то штамп ГУГБ НКВД https://catofoldmemory.livejournal.com/169605.html
вызвал вопрос по подлинности. Сильно сомневаюсь, что кому то понадобилось такое подделать, у НКВД хватало ведомственных библиотек и книги с их штампами вовсе не редки. Помнилось, что где то уже была книга с подобным - и таки нашлась.
Штамп видимо московский, а не свердловский, хотя книга куплена тут.


Интересна сама книга, которая была у чекистов (нифига не читали, судя по состоянию)) Зачем она им была нужна вообще? Можно предполагать, что это трофей с квартиры какого то врага народа, конфискация имущества включала в себя и личные библиотеки, немало личных и ведомственных библиотек партийных чиновников и чекистов были сформированы бесплатными раздачами со спецраспределителей. Террор вообще был крайне выгоден исполнителям, при удаче могли разжиться богатой уже обставленной квартирой.

Книга Николай Кузанский "Избранные философские сочинения" 1937 года издания.
Известна тем, что это за пару десятилетий единственная публикация философа А.Ф. Лосева. После ареста в 1930 году и вплоть до смерти Сталина был запрет на публикации Лосева, хотя преподавать разрешали. Единственный шанс хоть как то попасть в печать стал подготовленный перевод трудов Николая Кузанского с обширными комментариями. Книгу опубликовали, но исказили тексты перевода редактурой, выкинули все лосевские комментарии и даже очерк о самом Николае Кузанском был написан другим человеком. Во всей книге фамилию Лосева можно найти только на странице 357, где указали что три трактата переведены А.Ф. Лосевым и он же дал примечания к ним. Хотя по традиции переводчик указывается на титуле и в аннотации.
Подробности https://istina.msu.ru/media/publications/article/27d/935/4494716/136-139_Takho-Godi.pdf
   Зная эту историю поражаешься циничной издёвкой вступления "От редакции", где хвалятся величайшим вниманием и бережливостью в СССР ко всем достижениям человеческой мысли. А.Ф. Лосев мог многое порассказать об этом "величайшем внимании и бережливости") Хотя то, что не расстреляли, уже огромное счастье для философа в СССР.

Преступление Гайдара и "Лесные братья", 1927 год

Очерк в защиту Гайдара, перепечатанный в "Уральском рабочем" из "Правды", по тем временам использован главный калибр - что, однако, таки не сделало Гайдара благонадежным и на Урале он не задержался. Тем не менее, для газеты он был крайне ценным кадром - после успеха гайдаровской книги о Лбове, продолжение истории - повесть о банде Давыдова ожидаемо была хитом сезона и этот хит вместе с автором заполучил "Уральский рабочий", не пожалев даже в каждую главу дать иллюстрации. Газета не прогадала - интерес к повести был огромный.


О буденовках из царских запасов

Признаться, думал, что тему царских буденовок стали поднимать только в перестройку - а вот поди ж ты.

Об этом прямо написал Владимир Солоухин в "Письмах из Русского музея", первая публикация в 1967 году.
Полвека с начала революции, еще куча живых свидетелей эпохи - и никто ж не возразил - "Врешь! Енто наше, советское!". Выходит, сей факт среди знающих сомнений не вызывал.

"Национальная деятельность Васнецова была так разнообразна и широка, что, например, воинские шлемы,
называемые сначала богатырками, а позднее буденовками, были заготовлены для царской армии по эскизам именно
Виктора Михайловича Васнецова и достались нам по наследству с царских военных складов".


http://www.lib.ru/PROZA/SOLOUHIN/musej.txt

Неожиданный штамп на книге - "ГУГБ - НКВД"

Надо же, покупки то продолжают приятно удивлять!
Какой штамп на одной из книг (рассказы Телешова 1935 года издания)!
Расти у этой книги ноги, наверно бы по ночам ходила пинать издания Мейерхольда и Мандельштама на соседней полке)